Наверх
13.09.2013, 12:29

КРАСНОШЕЙКА (Э.Сетон-Томпсон)

1
   У подножия лесистого Тейлорского холма мать-куропатка  вывела  птенцов.
Внизу протекал  ручей  с  кристальной  водой.  Ручей  этот,  по  какому-то
странному капризу людей, назывался Илистый. К нему-то куропатка и повела в
первый раз пить своих птенцов, которые вылупились только накануне, но  уже
твердо держались на маленьких ножках.
   Она двигалась медленно, пригибаясь к  траве,  так  как  лес  был  полон
врагов, и  по  временам  тихо  кудахтала,  призывая  птенцов,  похожих  на
маленькие шарики пестрого пуха. Птенцы, переваливаясь на тоненьких красных
ножках, нежно и жалобно пищали, если отставали хотя бы на несколько  шагов
от матери.
   Они были такими хрупкими, эти  птенчики,  что  даже  стрекозы  казались
неуклюжими и большими по сравнению с ними.
   Их было двенадцать. Мать-куропатка зорко следила за ними и  осматривала
каждый куст, каждое дерево, заросли и даже небо. Она,  по-видимому,  всюду
искала врагов, потому что друзей было слишком  мало.  И  одного  врага  ей
удалось найти.
   По ровному зеленому лугу пробирался большой зверь -  лиса.  Этот  зверь
как раз шел по их дороге, и через несколько минут он должен был  наверняка
почуять птенцов и напасть на их след. Времени терять было нельзя.
   "Крр, крр!" ("Прячьтесь, прячьтесь!") - крикнула мать твердым, но тихим
голосом, и маленькие  птенчики,  величиной  чуть-чуть  побольше  желудя  и
имеющие всего только один день от роду, разбрелись в разные стороны, чтобы
спрятаться. Один птенчик залез под листок, другой  спрятался  между  двумя
корнями, третий забрался в свернутую бересту, четвертый  забрался  в  яму.
Скоро все  спрятались,  кроме  одного,  который  не  мог  найти  для  себя
подходящего прикрытия и, прижавшись к большой желтой щепке, лежал на  ней,
совсем распластавшись, закрыв глазки, уверенный, что теперь-то ему уже  не
грозит никакая опасность.
   Птенцы перестали испуганно пищать, и все затихло.
   Мать-куропатка  полетела  прямо  навстречу   страшному   зверю,   смело
опустилась всего в нескольких шагах от него и затем  бросилась  на  землю,
хлопая крыльями, как будто она была ранена и уже не могла  подняться.  Она
пищала, пищала и билась. Быть может, она просит пощады  -  пощады  у  этой
кровожадной, свирепой лисицы?
   О нет! Куропатка была не так глупа. Мы часто слышим о хитрости  лисицы.
Так  вот  подождите,  и  вы  увидите,  как  глупа  лиса  по  сравнению   с
матерью-куропаткой.
   Восхищенная тем, что  добыча  внезапно  очутилась  так  близко,  лисица
прыгнула и схватила... Нет, ей не  удалось  схватить  птицу!  Птица  одним
взмахом крыла отодвинулась дальше. Лисица опять прыгнула и  на  этот  раз,
конечно, достала бы птицу, если бы не маленькое бревно, очутившееся  между
ними.
   Куропатка неловко протащилась дальше под  бревно,  но  лисица,  щелкнув
челюстями,  прыгнула  через  него.  Тогда   птица,   как   будто   немного
оправившись, сделала неуклюжую  попытку  полететь  и  покатилась  вниз  по
насыпи. Лисица смело последовала за ней и уже почти схватила ее за  хвост,
но промахнулась. Как ни быстро  прыгала  лисица,  а  птица  двигалась  еще
быстрее.
   Это было уже совсем необычайно. Как это  быстроногая  лисица  не  могла
поймать раненую куропатку? Какой позор для лисицы!
   Но у куропатки как будто  прибавлялось  сил  по  мере  того,  как  лиса
гналась за ней. Отведя врага на четверть мили в сторону, птица вдруг стала
совсем здоровой и,  решительно  взмахнув  крыльями,  полетела  через  лес,
оставив лисицу в дураках. А самое досадное было то, что лисица  вспомнила,
что она уже так попадалась прежде.
   Между тем мать-куропатка, описав большой круг в воздухе, окольным путем
спустилась к тому самому месту в лесу, где укрывались ее маленькие пуховые
шарики.
   Дикие птицы обладают чрезвычайно острой  памятью  местности,  и  потому
мать-куропатка опустилась как раз на ту самую кочку, поросшую травой,  где
она была перед тем,  как  полетела  навстречу  лисице.  На  мгновение  она
остановилась, восхищаясь,  как  тихо,  не  шелохнувшись,  сидят  ее  дети,
спрятавшиеся по ее приказанию. Ее шаги не заставили пошевелиться ни одного
из них, даже того малютку, который притаился на щепке. В сущности,  он  не
так уж плохо спрятался. Но вот раздался  голос  матери:  "Криит!"  ("Идите
сюда, дети!") - и моментально,  точно  по  волшебству,  из  всех  тайников
вылезли маленькие птенцы-куропатки, и тот крошка, лежащий на щепке,  самый
крупный из птенцов, открыл свои глазки и побежал с  нежным  писком  "Пиип,
пиип!" под защиту широкого материнского хвоста. Его голосок, конечно, враг
не услышал бы и в трех шагах, но мать  услышала  бы  его,  далее  если  бы
расстояние было втрое больше. Все  остальные  тоже  подняли  писк  и,  без
сомнения, воображали, что страшно шумят. Они были счастливы.
   Солнце стояло высоко и грело жарко. Чтобы добраться до воды, надо  было
пройти открытую поляну. И вот, высмотрев  хорошенько,  нет  ли  поблизости
врагов, мать-куропатка собрала малюток под тень своего распущенного веером
хвоста и повела их, защищая от солнечного удара, к зарослям  шиповника  на
берегу ручья.
   Из зарослей выскочил белохвостый кролик и очень напугал  куропатку.  Но
белый флаг мира, который он нес позади,  скоро  успокоил  ее:  кролик  был
старым приятелем. И малютки научились в этот день,  что  не  надо  бояться
кролика. Они узнали, что кролик больше всего на свете любит мир.
   А затем они стали пить кристально чистую воду из ручья, который  глупые
люди почему-то назвали Илистым.
   Сначала малютки не знали, что надо делать, чтобы напиться воды, но  они
стали подражать своей матери и скоро научились пить так  же,  как  она,  и
кланяться после каждого маленького глотка. Они стояли в ряд  вдоль  берега
ручья, эти двенадцать маленьких золотисто-коричневых шариков  на  двадцати
четырех  крохотных  ножках,  и  кивали  двенадцатью  маленькими   золотыми
головками, точно благодарили кого-то.
   Затем мать-куропатка повела их короткими перегонами, держась все  время
под прикрытием, в дальний край луга, где  возвышался  большой  бугор.  Она
давно обратила внимание на этот бугор. Такие бугры  необходимы  куропаткам
для того, чтобы вырастить своих птенцов. Это муравейники.
   Мать-куропатка остановилась на верхушке муравейника, осмотрелась и,  не
заметив ничего подозрительного, стала разрывать его своими когтями.  Земля
была  рыхлая  и  быстро  осыпалась.  Муравейник  открылся,  и  разрушенные
подземные галереи  провалились  вниз.  Муравьи  рассыпались  по  земле  и,
очевидно, не сообразив, что им надо делать, вступили друг с другом в  бой.
Они растерянно дрались  вокруг  муравейника,  и  лишь  немногие,  наиболее
сообразительные, начали выносить наружу толстые белые муравьиные яйца.  Но
мать-куропатка тут как тут - схватила одно из этих сочных яичек и, клохча,
бросила его на травку перед своими  птенцами.  Затем  с  новым  клохтаньем
опять подняла его и проглотила.
   Малютки окружили  мать  и  смотрели  на  нее  с  любопытством.  Наконец
маленький желтый птенчик, тот самый, который спрятался на  щепке,  схватил
муравьиное яичко. Он несколько раз ронял его  и  затем,  словно  повинуясь
какому-то внезапному побуждению, проглотил. Так он  научился  есть.  Минут
через двадцать уже весь выводок умел есть.
   Как весело было разыскивать в земле превосходные муравьиные яйца,  пока
мать-куропатка разрывала муравейник и обрушивала  подземные  галереи!  Так
продолжалось до тех пор, пока каждый птенчик не  наполнил  свой  маленький
зоб до отказа и уже больше не в состоянии был есть.
   Потом все осторожно отправились вверх по  течению  ручья,  на  песчаный
берег, хорошо закрытый кустами терновника.  Там  они  пробыли  весь  день,
наслаждаясь прохладным  песком,  в  который  они  погружали  свои  горячие
маленькие лапки.
   У них была врожденная наклонность к подражанию.  Они  лежали  на  боку,
совсем как их мать, и так же скребли  своими  тонкими  ножками  и  хлопали
своими крылышками.
   В сущности, крыльев у них еще не было, а были только бугорки с  каждого
бока, указывающие место, где вырастут крылья.
   В эту ночь мать отвела их в чащу засохшего  кустарника,  и  там,  среди
хрустящих, сухих листьев, по  которым  никакой  враг  не  мог  бы  подойти
бесшумно, под густым сплетением ветвей шиповника, которые защищали от всех
воздушных врагов, она уложила своих  детей  в  мягкую,  устланную  перьями
колыбель.  Куропатка  радовалась,  глядя   на   своих   малюток,   которые
попискивали во сне и так доверчиво прижимались к ее теплому телу.

   2
   На третий день птенцы крепче держались на ногах. Им уже не  нужно  было
медленно обходить желудь, они могли даже  влезать  на  сосновые  шишки,  и
маленькие бугорки, где потом будут крылья, покрылись уже  синими  толстыми
кровяными выпуклостями.
   Еще через день из кровяных наростов сбоку выступили кончики перьев. Эти
перья с каждым днем высовывались наружу  все  больше  и  больше,  и  через
неделю уже у всех пушистых птенчиков оказались  крепкие  крылья.  Впрочем,
нет, не у всех. Бедный малютка Рунти с самого начала был  очень  слаб.  Он
целый час носил на спинке половину скорлупы, когда вылупился из  яйца.  Он
бегал тише и пищал больше своих братьев, и  когда  однажды  вечером  мать,
увидев хорька, приказала детям: "Квит, квит!", что значит "летите", бедный
Рунти отстал.
   А когда она потом собрала свой выводок на холме, он не  пришел,  и  они
уже больше его не видели.
   Между тем воспитание птенцов шло своим чередом. Они  знали,  что  самые
лучшие кузнечики водятся в высокой траве у ручья. Они знали, что в  кустах
смородины живут жирные, мягкие зеленые червяки. Они знали, что  муравейник
у дальнего леса полон вкусных яиц. Они знали, что большие бабочки  данаиды
- прекрасная дичь, хотя их не так просто поймать.  Они  знали,  что  кусок
древесной коры, свалившийся с  гнилого  бревна,  заключает  в  себе  много
разных хороших вещей. Они знали, что некоторых  насекомых,  например,  ос,
мохнатых гусениц и сороконожек, лучше не трогать.
   Наступил июль - "месяц Ягод". Птенцы выросли и удивительно развились за
последний месяц. Они были уже настолько велики, что мать-куропатка,  чтобы
укрыть их своими крыльями, должна была простаивать на ногах всю ночь.
   Они ежедневно купались в песке на  берегу  ручья,  но  потом  куропатка
изменила своей привычке, и они стали брать песчаную ванну выше, на  холме.
Там купались многие птицы, и сначала куропатка-мать была  недовольна  этим
обществом. Но песок там был такой мелкий и приятный и дети так  радовались
купанью, что она примирилась.
   Через две недели малютки  начали  чахнуть,  да  и  сама  куропатка-мать
чувствовала себя не совсем хорошо. Хотя они  ели  страшно  много,  но  все
больше и больше худели. Мать их заболела позднее, но зато болела  тяжелее.
Она страдала от голода, от головной боли и испытывала  страшную  слабость.
Причины своей болезни она так и не узнала. Она не могла знать, что  песок,
в котором купалось столько разных птичек и от  которого  ее  предостерегал
вначале   верный   инстинкт,   действительно   был   вреден.   Он    кишел
червями-паразитами, и вся семья куропатки заразилась ими.
   Мать-куропатка не знала никаких средств от болезни. Ужасный, неутолимый
голод заставлял ее есть все, что казалось годным для еды, а  также  искать
самой прохладной тени в лесу. Там она набрела на куст, покрытый  ядовитыми
плодами. Месяц назад она  прошла  бы  мимо  этого  куста,  но  теперь  она
попробовала эти малопривлекательные ягоды. Их едкий, кислый сок как  будто
удовлетворял какую-то странную потребность ее организма. Она ела эти ягоды
без конца, и все ее птенцы последовали ее примеру. Никакой доктор  не  мог
бы ей прописать лучшего лекарства. Едкий сок этих  ягод  оказался  сильным
слабительным, и  страшный  тайный  враг  был  таким  путем  удален  из  ее
внутренностей. Опасность  миновала.  Однако  не  все  были  спасены.  Двум
птенцам лекарство не помогло. Мучимые жаждой, они беспрестанно  пили  воду
из ручья и на следующее утро умерли.
   Они страшно отомстили  за  себя.  Хорек,  тот  самый,  который  мог  бы
рассказать, куда девался их бедный маленький братец Рунти, съел их тела  и
тут же околел от действия яда, который они проглотили.
   Оказалось, что у каждого птенца свой особый  характер.  Среди  них  был
один ленивый и глупый птенец. Мать-куропатка не могла удержаться, чтобы не
баловать одних больше, чем других. Ее любимцем был самый большой птенец  -
тот самый, который спрятался на желтой  щепке.  Он  был  не  только  самый
большой, но и самый сильный и самый красивый из всех. Но что лучше всего -
он был самый послушный. Материнское "рррр?"  ("опасность!"),  которым  она
предостерегала своих птенцов, не всегда удерживало их от рискованных шагов
и сомнительной пищи. Он один всегда повиновался. Он  никогда  не  оставлял
без ответа ее нежный зов: "Криит!" ("Иди сюда!")
   Наступил август - время линьки. Птенцы уже  почти  выросли.  Они  знали
очень много и считали себя чрезвычайно мудрыми. Маленькими  они  спали  на
земле, и мать прикрывала их, но теперь они выросли, и мать  стала  обучать
их обычаям взрослых птиц. Пора было садиться на ветви деревьев. В лесу уже
начали бегать молодые куницы, хорьки, лисицы и выдры.
   Проводить ночи на земле становилось  опаснее  с  каждым  днем,  поэтому
мать-куропатка на закате всегда кричала: "Криит!" -  и  летела  на  густое
низкое дерево.
   Маленькие куропатки следовали за ней, за исключением одного глупенького
упрямца, который упорно оставался ночевать на земле, как прежде. Некоторое
время это сходило благополучно, но однажды ночью братья его были разбужены
криками. Затем наступила тишина, прерываемая только ужасным хрустом костей
и чавканьем. Птенцы заглянули вниз, в страшную темноту.  Они  увидели  два
блестящих глаза, почувствовали запах плесени  и  поняли,  что  убийцей  их
глупого братца была выдра.
   Теперь уже только восемь маленьких куропаток сидели с матерью по ночам.
Если у них зябли ножки, они садились на спину матери.
   Но их воспитание все же продолжалось. Теперь они учились  шумно  махать
крыльями. Куропатка может взлететь совершенно  бесшумно,  если  хочет,  но
шумный взмах крыльев бывает иногда очень важен. Они должны были  научиться
шумно  взмахивать  крыльями,  взлетая  вверх.  Этим  достигается   многое:
во-первых, такой шум крыльев  предупреждает  о  близкой  опасности  других
куропаток, затем он приковывает внимание врага к шумно  взлетевшей  птице,
отвлекая его от других, которые могут тем  временем  тихонько  ускользнуть
или притаиться.
   Поговорка куропаток должна была бы гласить: "На каждый месяц есть  своя
пища и свои враги". Наступил сентябрь. Ягоды и муравьиные  яйца  сменились
семенами и зернами, и вместо хорьков и выдр  врагами  куропаток  сделались
охотники.
   Куропатки хорошо знали лисиц, но почти никогда  не  видели  собак.  Они
знали, что лисицу легко можно провести, вспорхнув на дерево.  Но  когда  в
"Охотничьем месяце" старик Кэдди пошел на охоту и стал  пробираться  через
овраг,  таща  за   собой   желтую   собачонку   с   обрубленным   хвостом,
мать-куропатка, завидев ее, тотчас же закричала: "Квит,  квит!"  ("Летите,
летите!") Двое из ее птенцов решили, что мать их понапрасну так  волнуется
из-за лисицы. Они приняли  собаку  за  лисицу  и  захотели  показать  свое
хладнокровие. Услышав крик матери: "Квит, квит!", они взлетели на  дерево,
вместо того чтобы бесшумно улететь дальше.
   Между тем странная лисица с обрубленным  хвостом  подошла  к  дереву  и
стала неистово лаять, разглядывая сидящих на ветке куропаток. Куропатки  с
любопытством смотрели на нее и не обратили внимания  на  шорох  в  кустах.
Раздался громкий звук "паф!",  и  на  землю  полетели  две  окровавленные,
бьющие крыльями куропатки, которые тотчас же были схвачены желтой собакой.

   3
   Кэдди жил в жалкой  лачуге  около  реки.  Его  жизнь,  с  точки  зрения
греческих философов, могла быть названа идеальным существованием.  У  него
не было богатства, и ему не надо было платить  налоги.  Он  работал  очень
мало и всю жизнь развлекался;  он  любил  охотиться.  Соседи  считали  его
просто бродягой. Он стрелял и ставил западни круглый год. Кэдди хвастался,
что может назвать месяц по вкусу мяса убитой куропатки, даже не заглядывая
в календарь. Конечно, это указывает на большой опыт и наблюдательность, но
в то же время и на нечто другое, заслуживающее порицания.  Законное  время
охоты на куропаток начинается 15 сентября, но  Кэдди  не  дожидался  этого
срока. Однако он как-то ухитрялся избегать наказания из года в год и  даже
заинтересовал собой репортера одной газеты, напечатавшего интервью с ним и
отозвавшегося о нем как о любопытном типе.
   Он редко стрелял в лет, что нелегко  в  густой  листве,  и  предпочитал
ловить птиц силками. Но он знал о выводке куропаток в  овраге,  так  долго
живших спокойно, и, боясь, что другие охотники найдут их, решил  покончить
с ними. Он не слыхал шума крыльев, когда мать-куропатка улетела и  увлекла
за собой своих четырех  уцелевших  птенцов.  Поэтому  он  удовольствовался
двумя убитыми куропатками и вернулся в свою хижину.
   Но птенцы узнали теперь, что собака - на лисица и с ней надо вести себя
иначе. Старое правило, что послушание обеспечивает безопасность,  еще  раз
подтвердилось и навсегда запечатлелось в их памяти.
   Весь конец сентября они прятались от охотников  и  других  врагов.  Они
садились по ночам на длинные тонкие ветки больших деревьев,  среди  густой
листвы, защищающей их от воздушных врагов. Вышина деревьев предохраняла их
от врагов, обитающих внизу, на земле, и им оставалось бояться только  тех,
кто мог  лазить  по  деревьям.  Но  хруст  нижних  сучьев  всегда  вовремя
предупреждал их.
   Листья начали падать, и листва редела с каждым  днем.  Наступило  время
орехов, время сов, ибо каждому месяцу соответствовал не только  род  пищи,
но и особый враг. Совы прилетали с  севера,  и  спать  на  деревьях  стало
опаснее, чем  на  земле.  Куропатка  переменила  место  ночлега  и  вместо
древесных ветвей пряталась в густую зелень болиголова.
   Только один из птенцов пренебрег ее призывом "Криит, криит!" и  остался
на ночь на высокой ветке вяза, почти совершенно лишенной листьев. И  утром
его утащила огромная желтоглазая сова.
   Теперь остались только мать-куропатка и три птенца. Но птенцы  эти  уже
настолько выросли, что по величине сравнялись с нею. А самый старший,  тот
самый, который притаился когда-то на щепке, был даже больше своей матери.
   У юных куропаток уже показались вокруг шеи перышки, будущие воротнички.
Пока еще эти перышки были очень малы и  тонки,  но  уже  можно  было  себе
представить, какие они будут, когда вырастут. И  молодые  куропатки  очень
гордились этим украшением.
   Такие воротнички для куропатки то же самое, что хвост для павлина.  Это
их  главное  украшение.  Воротничок  у  самок  черного  цвета   с   легким
зеленоватым отливом, у самца нее воротник шире, чернее  и  с  ярко-зеленым
отливом. Случается порой, что  какая-нибудь  куропатка  достигает  гораздо
большей величины и силы, чем обыкновенно, - тогда воротник  у  нее  бывает
медно-красного цвета, слегка лиловатый и даже золотистый.
   Тот самый птенец, который лежал на щепке и всегда слушался  свою  мать,
стал взрослым еще до наступления октября - "месяца  Желудей"  -  и  теперь
сверкал  красотой  медно-красного  с  золотом  воротничка.   Это   и   был
Красношейка, прославленный петух-куропатка долины Дона.

   4
   Однажды, около половины октября, когда вся семья куропаток, наевшись до
отвала, грелась на солнышке вблизи  большого  соснового  бревна,  раздался
отдаленный звук выстрела.  Красношейка  вскочил  на  бревно,  с  важностью
прошелся несколько раз, затем, возбужденный воздухом и  светом,  громко  и
вызывающе захлопал крыльями. Он  хлопал  в  воздухе  крыльями,  пока  весь
ближний лес не наполнился их шумом. Брат и сестра слушали его с удивлением
и восторгом. А мать с этой минуты начала его немного побаиваться.
   Ноябрь - это "месяц Безумия". По какому-то странному закону природы все
куропатки, тетерева и другие птицы безумствуют в ноябре в первый год своей
жизни. У них появляется непреодолимое стремление куда-нибудь  бежать,  все
равно куда! И самые разумные из них делают в это  время  много  глупостей.
Они бесцельно отправляются ночью гулять и так спешат, что  часто  погибают
либо перерезанные надвое проволокой, либо разбившись  о  фонари  паровоза.
Утро они встречают в самых  неожиданных  местах:  в  сараях,  на  открытых
болотах, или на телеграфных проводах в каком-нибудь  большом  городе,  или
даже на кораблях, стоящих на якоре у берега.
   Такое  стремление  к  странствиям,  по-видимому,  является   пережитком
привычки к осенним перелетам.
   Мать Красношейки поняла,  что  наступает  именно  такой  период,  когда
заметила, что виноградные кисти темнеют, а клен начинает ронять  на  землю
красные листья.  Но  ничего  другого  не  оставалось  матери,  как  только
заботиться о здоровье своих уже взрослых детей и  удерживать  их  в  самом
безопасном месте леса.
   К югу потянулись стаи диких гусей. Юные куропатки никогда еще не видели
этих птиц с длинными  шеями.  Они  приняли  их  за  ястребов  и,  конечно,
испугались. Но, увидев, что мать не боится, они тоже осмелели и  наблюдали
за полетом гусей с величайшим волнением.
   Волновал ли  их  дикий  звонкий  крик  гусей  или  возникло  внутреннее
побуждение, но только ими овладело странное влечение следовать за  гусиной
стаей. Они смотрели на этих трубачей, стрелой летевших к югу и мало-помалу
исчезавших вдали. Куропатки взобрались на самые высокие ветки,  чтобы  еще
раз увидеть гусей, и с этого часа в них совершилась перемена.
   Ноябрьское безумие началось в полнолуние. Оно выразилось всего  сильнее
у более хилых. Маленькая семья  распалась.  Красношейка  часто  улетал  по
ночам в далекие странствия. Его влекло на юг, но  там  расстилалась  перед
ним беспредельная гладь озера Онтарио, и  Красношейка  возвращался  назад.
Конец этого "месяца Безумия" застал его снова на берегу Илистого ручья, но
уже совершенно одного.

   5
   Была зима, пищи становилось все меньше. Красношейка  продолжал  жить  в
лесном овраге. Каждый месяц приносит  с  собой  и  особую  пищу  и  особых
врагов. Ноябрь принес безумие, одиночество и гроздья винограда; декабрь  -
"Снежный месяц" - принес ягоды шиповника, а бурный месяц январь -  метели.
Трудно было держаться на ветке и  срывать  с  нее  замерзшие  почки.  Клюв
Красношейки  сильно  истерся  от  этой  работы  и  даже  не   мог   плотно
закрываться.
   Природа, однако,  приспособила  Красношейку  к  хождению  по  скользкой
земле. На его пальцах, таких тонких и изящных, выступил ряд острых роговых
наростов, и когда выпал снег, он уже оказался вполне снаряженным для зимы:
природа снабдила его лыжами и коньками.
   Холод прогнал ястребов и сов и лишил  возможности  четвероногих  врагов
Красношейки приближаться бесшумно. Таким образом, Красношейка был почти  в
полной безопасности.
   Ежедневные полеты в поисках пищи  увлекали  Красношейку  все  дальше  и
дальше, пока он не  открыл  и  не  исследовал  берега  Роздэлского  ручья,
поросшие серебристой березой, и Честерские  леса,  где  в  снегу  краснели
ягоды.
   Еще не кончилась осень, а  лес  уже  начал  распевать  свою  знаменитую
песенку: "Скоро придет весна!" -  и  не  переставал  самым  добросовестным
образом повторять этот припев в течение самых суровых  зимних  бурь,  пока
наконец не миновал "Голодный  месяц"  -  наш  февраль  -  и  действительно
появились признаки весны. Тогда лес восторженно  стал  заявлять  миру:  "Я
говорил вам это!" Солнце стало теплее и растопило  снег  на  южном  склоне
холма Кэстл Франка, обнажив множество сочных  зеленых  кустиков  брусники,
ягоды которой служили вкусной пищей для Красношейки.  Он  бросил  обрывать
замерзшие почки с деревьев, которыми питался зимой. Теперь он мог пировать
и снова нагуливать жир.
   Очень скоро прилетела первая трясогузка и, пролетая мимо,  прощебетала:
"Весна идет!" Солнца с каждым днем становилось ярче, жарче,  и  однажды  в
марте - "месяце Пробуждения весны"  -  перед  самым  рассветом  послышался
громкий крик: "Карр, карр!" Ворон Серебряное Пятнышко прилетел  с  юга  во
главе своей стаи и возвестил: "Весна пришла!"
   Вся природа подтвердила начало весны и птичьего нового года.  Кузнечики
стрекотали: "Весна! весна! весна!" Они трещали так настойчиво, так  долго,
что невольно приходилось удивляться, как это они находили  еще  время  для
добывания пищи.
   И Красношейка ощущал какой-то радостный трепет во всем своем  теле.  Он
прыгал с особенной живостью на пень и громко  хлопал  крыльями,  пробуждая
отдаленное эхо, как будто тоже выражавшее радость по поводу прихода весны.
   Далеко внизу, в долине, стояла хижина Кэдди. Услышав  громкое  хлопанье
крыльев, разносившееся в утреннем воздухе, Кэдди  понял,  что  это  гремит
самец куропатки. Взяв ружье, он подкрался  к  оврагу.  Однако  Красношейка
бесшумно улетел и остановился лишь у Илистого ручья. Там он  взобрался  на
то самое бревно, на котором он в первый раз забарабанил своими крыльями, и
снова захлопал ими, да так громко, что один маленький мальчик, проходивший
через лес, побежал в страшном испуге домой и сказал своей матери,  что  на
них Собираются напасть индейцы, так как он слышал в роще  бой  их  военных
барабанов.
   Почему мальчик радостно кричит? Почему  юноша  вздыхает?  Они  сами  не
могут объяснить этого и знают об этом не  больше,  чем  знал  Красношейка,
когда влезал ежедневно на какое-нибудь свалившееся дерево и громко  хлопал
крыльями, наполняя этими барабанными звуками весь лес.  Затем  он  начинал
важно расхаживать, раздувая яркие перья своего  воротника.  Полюбовавшись,
как переливаются и блестят  они  в  солнечных  лучах,  словно  драгоценные
камни, он снова начинал хлопать крыльями.
   Откуда у него вдруг возникло желание, чтобы кто-нибудь любовался им?  И
отчего такое желание не появлялось у него раньше,  когда  на  деревьях  не
было еще вздувшихся почек?
   Красношейка продолжал хлопать и греметь крыльями...
   Каждый день он приходил к своему любимому бревну. Он стал еще красивее.
Над его ясными, блестящими глазками появилось новое украшение -  пунцовые,
перышки.  Неуклюжие  снеговые  лыжи  на  ногах  совершенно  исчезли.   Его
воротничок стал еще лучше, блеск глаз еще  усилился,  и  вид  у  него  был
великолепный,  когда  он  важно  разгуливал,  сверкая  на  солнце   своими
разноцветными перьями.
   Но он был теперь ужасно одинок!
   Он по-прежнему гулял и хлопал крыльями. Наконец, в  самом  начале  мая,
когда кругом все  зазеленело,  его  чуткий  слух  вдруг  уловил  в  кустах
какой-то легкий шорох. Он замер и ждал, зная, что и за ним наблюдают.
   Возможно ли? Да! Там, в  кустах,  показалась  маленькая,  робкая  самка
куропатки, стыдливо прячущаяся. Он кинулся к ней. Он весь пылал. И как  он
гордо выступал, как распускал свои перья, красуясь перед нею! Но откуда он
знал,  что  это  может  ей  понравиться?  Он  раздувал  свой  разноцветный
воротничок и старался, чтобы солнце освещало его. Важно выступая, он  тихо
и нежно кудахтал. И сердце куропатки было побеждено. Он давно уже  победил
ее сердце. В течение целых трех  дней  она  приходила  сюда,  услышав  его
громкое хлопанье, и застенчиво издали любовалась им,  несколько  обиженная
тем, что он так долго не может ее заметить, хотя  она  находится  от  него
совсем близко. И не случайно наконец топот ее ножек долетел до  его  ушей.
Она скромно потупила головку и с нежной, покорной грацией подошла к нему.
   Томительная пустота была пройдена, и бедный странник нашел свою весну.
   Одиночество кончилось.
   О, какие радостные дни провели они в прелестной долине! Солнце  никогда
еще прежде не светило так ярко и смолистый воздух  не  был  так  ароматен!
Большая благородная птица ежедневно  приходила  к  своему  бревну,  иногда
вместе со своей подругой, иногда без нее, и  хлопала  крыльями  просто  от
прилива радости, наполнявшей все ее существо.
   Но отчего Красношейка не всегда был с нею, со  своей  подругой?  Отчего
она играла с ним часами, а затем вдруг украдкой исчезала, и он не видел ее
в течение нескольких часов, а иногда и целого дня,  пока  наконец  громкое
хлопанье крыльев не указывало ей на его беспокойство и  не  заставляло  ее
вернуться к нему? Тут была  какая-то  лесная  тайна,  которую  он  не  мог
разгадать.
   С каждым днем она все меньше и меньше оставалась с ним и наконец совсем
исчезла. Она не появлялась, и он  в  отчаянии  хлопал  крыльями  на  своем
старом бревне, летел вверх по течению потока и снова барабанил крыльями на
другом бревне или перелетал через холм, к  другому  оврагу,  и  там  опять
барабанил  крыльями.  Но  призыв  его  не  находил  отклика.  Наконец,  на
четвертый день, он пришел и снова стал громко звать ее, как в былое время,
и вдруг, как и тогда, услыхал в  кустах  шорох,  и  из  кустов  вышла  его
подруга, но не одна! Ее сопровождали десять маленьких пищавших птенцов.
   Красношейка порхнул к ней и страшно напугал крошечных пушистых  птенцов
с блестящими глазами. Его несколько озадачило то, что они  заявляли  права
на его подругу и пользовались ее вниманием даже больше, чем  он.  Впрочем,
он вскоре примирился с такой переменой  и  стал  делить  с  ней  заботы  о
птенцах, чего никогда не делал его собственный отец.

   6
   Среди куропаток и тетеревов  хорошие  отцы  встречаются  редко.  Обычно
самка строит гнездо и воспитывает своих птенцов без помощи отца. Она  даже
часто скрывает от него, где находится ее гнездо, и встречается с ним  лишь
в определенных местах, у бревна, где он барабанит крыльями, или  там,  где
птенцы ищут пищу, а иногда на том месте, где они купаются в песке.
   Подругу Красношейки звали Бурка. Когда ее малютки вылупились  из  яйца,
она  была  так  поглощена  заботами  о  них,  что  часто  забывала  об  их
великолепном отце и не шла к нему на зов.  Но  на  четвертый  день,  когда
малютки несколько окрепли, она взяла их с собой и пошла познакомить  детей
с отцом.
   Некоторые отцы не интересуются своими детьми,  но  Красношейка  был  не
таков: он сразу начал помогать  своей  подруге  воспитывать  малюток.  Они
научились пить и есть совершенно так же, как некогда научился их  отец,  и
могли, переваливаясь, следовать за своей матерью, а отец охранял их сзади.
   Они отправились к ручью и, вытянувшись в ряд друг  за  дружкой,  словно
нитка бус, стали спускаться по склону холма. Красная белка, выглянув из-за
соснового ствола, смотрела на эту процессию пушистых птенцов. Рунти, самый
слабый, далеко отстал от других. Красношейка, вскочив  на  высокую  ветку,
занялся чисткой своих перьев. Белка не заметила его и подошла к Рунти. Она
испытывала  странное  влечение  попробовать  птичьей  крови,  и  при  виде
отставшего птенчика, показавшегося ей легкой добычей, эта  жажда  крови  у
нее усилилась. С этим  жестоким  намерением  она  бросилась  к  отставшему
птенцу. Бурка заметила это слишком поздно, но белку увидел  Красношейка  и
бросился на рыжего убийцу. У него не было другого оружия,  кроме  кулаков,
то есть выпуклых суставов крыльев, но какие удары он мог наносить ими! При
первой же атаке он с силой ударил белку в самое чувствительное место  -  в
кончик ее носа, и белка завертелась и свалилась на землю. Поднявшись,  она
с трудом заковыляла к куче хвороста. Там она лежала задыхаясь. Из  носа  у
нее текли крупные капли крови. Красношейка предоставил ей лежать там.  Что
с нею сталось, он не узнал никогда, да и не  интересовался  ее  дальнейшей
судьбой.
   Семья куропаток  направилась  к  воде,  но  на  песке  какая-то  корова
оставила глубокие следы своих копыт, и в одну из этих ямок упал  маленький
птенчик. Он жалобно пищал, потому что не мог вылезти оттуда.
   Положение было трудное. Родители не знали, что им делать,  так  как  не
могли достать птенца из ямки. Но пока  они  растерянно  топтались  вокруг,
песчаные края ямы обсыпались и образовался пологий склон. По этому  склону
малютка выбрался из ямы и весело побежал к своим братьям, укрывавшимся под
широким веером материнского хвоста.
   Бурка была веселая маленькая мать, очень живая, находчивая и  разумная.
Она и днем и ночью не переставала заботиться о  своих  детках.  Как  гордо
выступала она, кудахтая, когда вместе со своим  выводком  прогуливалась  в
лесу! Как старательно распускала она  свой  хвост  во  всю  ширину,  чтобы
доставить им возможно больше тени, и никогда не терялась при виде врага.
   Еще до того как птенцы  научились  летать,  они  уже  повстречались  со
старым Кэдди. Хотя был только июнь и охота была еще запрещена, но он шел с
ружьем по склону оврага, и его собака Так, бежавшая  впереди,  так  близко
подошла к Бурке и ее выводку, что  Красношейка  тотчас  же  устремился  ей
навстречу. Он употребил старую, но всегда удающуюся хитрость: увлек собаку
за собой вниз, к реке.
   Однако Кэдди случайно пошел в ту  сторону,  где  находился  выводок,  и
Бурка, дав сигнал птенцам, чтобы они спрятались ("Крр, крр!"), постаралась
увлечь охотника за собой  таким  же  способом,  каким  Красношейка  отвлек
собаку.
   Преисполненная самоотверженной материнской любви и прекрасно зная  лес,
она летела бесшумно, пока не приблизилась  к  охотнику,  и  тогда,  громко
захлопав крыльями перед  самым  его  лицом,  свалилась  на  листья  и  так
превосходно представилась раненой, что на минуту обманула старого пьяницу.
Но когда она потащила одно крыло и запищала, поднимаясь, а затем  медленно
заковыляла дальше, он уже понял, в чем дело. Это  был  просто  обман.  Его
хотели удалить от выводка.
   Он свирепо бросил в нее палку. Но Бурка была очень  ловка  и  проворна.
Она уклонилась от удара и, ковыляя, спряталась за  молодым  деревцем.  Там
она снова стала биться, упав на листья с жалобным писком, и, казалось, так
сильно ударила себе крыло, что едва могла двигаться. Это  заставило  Кэдди
опять запустить в нее палкой, но она опять ускользнула. Желая во что бы то
ни стало отвлечь его от беспомощных малюток, она смело полетела перед  ним
и затем упала, ударившись своей нежной грудью о  землю,  с  тихим  стоном,
точно моля о пощаде. Кэдди снова не попал в нее палкой.  Тогда  он  поднял
ружье и,  выпустив  заряд  такой  силы,  который  мог  бы  убить  медведя,
превратил бедную мужественную Бурку в трепещущие окровавленные клочья.
   Жестокий, грубый охотник знал, что выводок должен скрываться где-нибудь
поблизости, и потому отправился его  искать.  Но  никто  не  шевелился,  и
ниоткуда не было слышно писка. Он не  увидел  птенцов.  Он  несколько  раз
проходил по тому месту, где прятались малютки, и многие из этих безмолвных
маленьких страдальцев были раздавлены им насмерть.
   Красношейка увел желтую собаку подальше и вернулся к  тому  месту,  где
оставалась его подруга.  Убийца  уже  ушел,  подобрав  ее  останки,  чтобы
бросить их своему псу. Красношейка стал  искать  Бурку,  но  нашел  только
кровь и перья. Это  были  ее  перья,  и  Красношейка  понял,  что  означал
слышанный им выстрел...
   Кто может рассказать, какой ужас он испытал и как он горевал! Несколько
минут стоял он неподвижно, точно ошеломленный, опустив голову и  глядя  на
окровавленное место. Затем вдруг с ним произошла перемена. Он  вспомнил  о
беспомощных птенцах.
   Он вернулся туда, где они спрятались, и прокричал  хорошо  знакомое  им
"Криит, криит!". Но многих птенцов уже не было  в  живых.  Шесть  пушистых
шариков на ножках открыли свои блестящие  глазки  и  побежали  к  отцу,  а
четыре маленьких пушистых тельца лежали неподвижно.
   Красношейка продолжал сзывать своих птенцов, пока не убедился, что все,
кто мог отозваться на его зов, пришли к нему. Тогда он увел их подальше от
этого ужасного места, туда, где  изгородь  из  колючей  проволоки  и  чаща
шиповника могли служить более надежной, хотя и менее приятной защитой.
   Там он воспитывал своих детей так же, как раньше его самого воспитывала
мать. Но он был опытнее и знал гораздо больше, чем она, и это  давало  ему
много преимуществ. Он очень хорошо  знал  всю  окружающую  местность,  все
места, где можно  было  найти  пищу,  и  знал,  как  предупреждать  разные
несчастные случаи, которые так часто угрожают здоровью и жизни куропаток.
   Благодаря его опытности и бдительному  надзору  за  все  лето  ни  один
птенчик не погиб. Они  росли,  развивались  и  благоденствовали,  а  когда
наступил "Охотничий месяц", они уже представляли прекрасную семью из шести
взрослых куропаток с Красношейкой во главе, по-прежнему гордившимся  своим
великолепным убором из блестящих красных перьев.
   Красношейка не барабанил крыльями с тех пор, как лишился своей подруги.
Но хлопанье крыльями для куропатки то же самое, что для  жаворонка  пение.
Это не только песнь любви, но  также  выражение  избытка  сил,  энергии  и
здоровья. И когда время линьки прошло и сентябрь вернул блеск его перьям и
бодрость его духу, он пришел опять  к  своему  старому  бревну.  Повинуясь
какому-то  непреодолимому  побуждению,  он  взобрался  на  него  и   опять
забарабанил крыльями.
   С тех пор он часто приходил туда и барабанил, а его дети сидели  вокруг
него. Один из них тоже взбирался на ближайший пень  или  камень  и  хлопал
крыльями, подражая отцу.
   Гроздья винограда потемнели, и наступил ноябрь -  "месяц  Безумия".  Но
выводок Красношейки представлял крепкое, здоровое племя, и  хотя  их  тоже
охватило стремление к странствованиям,  но  оно  прошло  через  неделю,  и
только трое куропаток покинули отца.
   Красношейка с оставшимися у  него  тремя  птенцами  по-прежнему  жил  в
овраге. Наступила зима, и выпал снег. Снег был  легкий  и  мягкий.  Погода
стояла теплая, и семья куропаток приютилась на ночь под низкими,  плоскими
ветвями кедрового дерева. На  следующий  день  стало  холоднее,  поднялась
метель, и за день  навалило  целые  сугробы  снега.  Ночью  снег  перестал
падать, но мороз усилился,  и  Красношейка  повел  свою  семью  к  березе,
возвышавшейся над глубоким сугробом. Сам он нырнул  в  снег,  и  его  дети
последовали  его  примеру.  Ветер  сдувал  рыхлый   снег   в   проделанные
куропатками  ямки  и  покрыл  их  тонким  белым  слоем,  точно  простыней.
Прикорнув в ямке, они проспали с удобством всю ночь, так как снег сохранял
тепло и пропускал  достаточно  воздуха  для  дыхания.  На  следующее  утро
куропатки  обнаружили  над  собой   довольно   толстую   ледяную   стенку,
образовавшуюся от  замерзшего  дыхания,  но  вылезли  без  особого  труда,
услышав утренний зов Красношейки:  "Криит,  крипт,  квит!"  ("Сюда,  дети,
сюда!")
   Это была их первая ночь, проведенная в снежном  сугробе.  На  следующую
ночь они опять нырнули в сугроб, и северный ветер снова прикрыл  их  белой
простынкой. Но погода изменилась, и ночью ветер подул с  востока.  Сначала
шел дождь со снегом, потом все покрылось льдом, и  когда  утром  куропатки
проснулись и захотели выбраться из своих убежищ, оказалось, что  они  были
заперты под твердым покровом льда.
   Снег в глубине был по-прежнему мягким, и Красношейка без особого  труда
проложил себе дорогу кверху, но твердый ледяной покров преградил ему путь.
Все усилия пробиться наружу оказались напрасными, и он только поранил себе
крылья и голову. Он до сих пор не сталкивался с такими затруднениями.  Ему
приходилось часто попадать в  трудные  положения,  но  то,  что  случилось
теперь, по-видимому, было хуже всего.
   Отчаяние охватило Красношейку. Силы его  слабели,  и  никакие  старания
освободиться не приводили ни  к  чему.  Он  слышал,  как  барахтались  его
птенцы, стараясь вырваться на волю, и как они жалобно пищали, призывая его
на помощь: "Пи-и, пи-и-ти! Пи-и, пи-и-ти!"
   Они были защищены в своих убежищах от  многих  врагов,  но  не  от  мук
голода,  и  когда  наступила  ночь,   истомленные   пленники,   измученные
бесполезными усилиями и терзаемые  голодом,  дошли  до  полного  отчаяния.
Сначала они боялись только того, что явится лисица и  они  окажутся  в  ее
власти. Но когда стала медленно приближаться вторая ночь, мысль  о  лисице
уже больше их не пугала. Они даже желали, чтобы  она  пришла  и  разломала
затвердевший снег.
   Однако когда  лисица  действительно  явилась  и  медленно  прошлась  по
замерзшему снегу, глубоко заложенная в них любовь к жизни воскресла, и они
скорчились и сидели не шелохнувшись, пока она не ушла.
   На второй день началась метель. Сильный северный ветер со свистом  гнал
снег по земле. Но продолжительное трение  крупных  зерен  снега,  гонимого
ветром, разрушало твердую снежную кору, и она  становилась  все  тоньше  и
прозрачнее. Красношейка долбил эту кору снизу целый день, пока у  него  не
разболелась голова и он не поранил себе клюв. И когда солнце село, он  все
еще был так же далек от освобождения, как и в первый день.
   Вторая ночь прошла, как и первая, но только лисица не проходила  больше
над их головами. Утром Красношейка снова принялся долбить, но  уже  далеко
не с прежней силой. Он уже не слышал  больше  голосов  своих  птенцов,  не
слышал, как они долбили своими носиками. Но, по мере того как  становилось
светлее, он мог разглядеть над собой более светлое место.  Очевидно,  кора
все-таки становилась тоньше, и он долбил, долбил, долбил...
   В конце дня клюв Красношейки пробился наружу. Это вдохнуло в него новые
силы, новую жизнь.
   Он продолжал долбить, и наконец, перед заходом солнца, его голова,  шея
и даже великолепный воротник из перьев могли высунуться в  отверстие.  Оно
было еще слишком мало для  его  широких  плеч,  но  он  мог  теперь  снизу
напирать на ледяную кору с учетверенной силой.
   И кора скоро уступила его натиску. Он вырвался из своей ледяной тюрьмы.
   Но что стало  с  детьми?  Красношейка  поспешно  полетел  к  ближайшему
берегу, утолил свой голод несколькими красными ягодами шиповника  и  опять
вернулся к своей тюрьме. Он клохтал и стучал, но услышал  в  ответ  только
один слабый писк "Пи-и-ти! Пи-и-ти!", донесшийся из глубины. Царапая  снег
острыми когтями, он скоро пробил кору, и птенец  Серый  Хвостик  с  трудом
выполз из отверстия.
   И все. Остальные птенцы,  лежавшие  под  снегом  в  разных  местах,  не
отвечали ему. Он не знал, где они лежат, и вынужден был  оставить  поиски.
Когда весной снег растаял, тела их обнажились. Это были скелеты, обтянутые
кожей и покрытые перьями, - больше ничего!

   7
   Прошло довольно много времени, прежде чем Красношейка и  Серый  Хвостик
окончательно оправились от своего приключения. Но пища  и  ясная,  хорошая
погода вылечивают все. Светлые дни в середине зимы  оказали  свое  прежнее
действие на Красношейку, и он опять отправился к своему любимому бревну  и
там забарабанил крыльями.
   Этот ли стук или следы его лыж на снегу  выдали  старому  Кэдди  его  и
Серого Хвостика, неизвестно, но Кэдди снова появился с ружьем  и  собакой.
Он шел крадучись над оврагом, чтобы поохотиться на куропаток.
   Большой  красноперый  петух-куропатка  прославился  на  всю  долину.  В
течение охотничьего сезона многие охотники старались убить его.
   Однако Красношейка был слишком опытен в лесной науке.  Он  знал,  когда
спрятаться и когда надо бесшумно подняться на крыльях,  знал,  когда  надо
прижаться к земле и сидеть смирнехонько, пока не пройдет охотник, а  затем
подняться на громко  шуршащих  крыльях,  чтобы  укрыться  за  каким-нибудь
толстым древесным стволом и оттуда уже бесшумно лететь дальше.
   Но Кэдди не переставал с ружьем в руках преследовать Красношейку  и  не
раз давал промах, стреляя в него.
   Красношейка продолжал жить  и  благоденствовать  и  барабанил  крыльями
вопреки всему.
   Когда наступил "Снежный месяц" - декабрь,  -  он  отправился  вместе  с
Серым Хвостиком в леса Кэстл Франка, где пищи было  вдоволь  и  где  росли
большие, старые  деревья.  Там  среди  ползучего  болиголова  стояла  одна
огромная сосна. Ее нижние  ветви  начинались  на  уровне  верхушек  других
деревьев. Летом на вершине этой  сосны  сойки  устроили  свое  гнездо.  На
необычайной высоте, недоступные выстрелам, они были в безопасности и могли
весело резвиться и играть. Самец сойки распускал  свои  блестящие  голубые
перья и пел чудесные, нежные песенки. Их могла  расслышать  лишь  та,  для
которой они предназначались.
   Эта большая сосна очень понравилась  Красношейке,  который  жил  теперь
поблизости вместе со своим единственным птенцом. Его интересовала  главным
образом нижняя  часть  ствола.  Кругом  росли  ползучий  болиголов,  дикий
виноград и вечнозеленая  брусника.  А  нежные  черные  желуди  можно  было
выкапывать здесь даже из-под снега. Лучшее место, для  того  чтобы  всегда
быть сытым, трудно было найти. Если же придет сюда охотник, то можно будет
спрятаться от него, пробежав через заросли болиголова к большой сосне,  и,
прячась за огромным стволом, лететь дальше в полной безопасности.
   Сотни раз сосна спасала их во время  этого  законного  сезона  убийств.
Однако Кэдди придумал новую уловку. Он спрятался за бугром, а его товарищ,
другой охотник, пошел вокруг старого клена, чтобы спугнуть  птиц.  Он  шел
крадучись сквозь низкую чащу, где искали пищу Красношейка и Серый Хвостик.
Но Красношейка издал тихий, предостерегающий звук: "Рррр!"  ("Опасность!")
- и тотчас же направился к большой сосне.
   Серый Хвостик остался несколько позади, на бугре, и вдруг увидел совсем
близко нового врага. Это была желтая собака, которая бежала прямо к  нему.
Красношейка был гораздо дальше, и  кусты  заслоняли  от  него  пса.  Серый
Хвостик очень встревожился.
   "Квит, квит!" ("Лети, лети!") - прокричал он,  сбегая  вниз  по  склону
холма, чтобы скорее уйти.
   "Криит, крр!"  ("Сюда,  спрячься!")  -  прокричал  более  хладнокровный
Красношейка, увидевший, что за  ним  идет  человек  с  ружьем.  Он  достиг
большой сосны. Укрывшись за ее стволом,  он  на  мгновение  остановился  и
крикнул Серому Хвостику: "Сюда, сюда!" Красношейка услыхал легкий шорох  в
кустах за бугром и понял, что там засада.
   Затем раздался испуганный крик  Серого  Хвостика.  Собака  кинулась  на
него.
   Серый Хвостик поднялся в воздух, чтобы укрыться за стволом от охотника,
стоявшего на  открытом  месте.  Но  он  очутился  как  раз  под  выстрелом
притаившегося за бугром злодея.
   "Шррр!" - прошуршал он крыльями и полетел вверх.
   "Паф!" - и он упал, окровавленный и трепещущий,  и  остался  неподвижно
лежать на снегу...
   Красношейка притаился внизу. Собака пробежала почти рядом,  а  приятель
Кэдди - еще ближе. Но Красношейка не шевельнулся. Только потом он  наконец
скользнул за широкий ствол и укрылся от обоих охотников. Теперь он мог уже
спокойно подняться и полететь к своему родному оврагу.
   Безжалостное ружье погубило одного за другим всех, кто был ему  близок,
и Красношейка опять стал одинок.
   Медленно протекал "Снежный месяц", и Красношейка часто бывал на волосок
от смерти, так как охотники преследовали его беспрестанно,  зная,  что  он
один остался в живых из всей своей семьи.  И  от  этого  преследования  он
дичал с каждым днем.
   Но, по-видимому, это была лишь напрасная трата времени  -  преследовать
его с ружьем в руках, и потому Кэдди придумал  другой  план.  Когда  выпал
глубокий снег и пища стала более скудной, он расставил ряд  силков  в  том
месте,  где  Красношейка  искал   пищу.   Старый   приятель   Красношейки,
белохвостый кролик, прогрыз некоторые из силков своими острыми зубами,  но
остальные были целы. Однажды Красношейка, заметив в небесах какую-то точку
и думая, не ястреб ли это, неосторожно попал в  расставленную  западню.  В
одно мгновение он был подброшен в воздух и повис на одной ноге.
   Какое право имеет человек подвергать такому длительному  мучению  живое
существо только потому, что оно не говорит на его языке?
   Весь этот день,  испытывая  невыносимые  муки,  несчастный  Красношейка
висел  и  хлопал  своими  большими,  мощными  крыльями,  тщетно   стараясь
освободиться. Весь день, всю ночь длилась эта пытка,  и  он  стал  желать,
чтобы скорее пришла смерть и прекратила его мучения.
   Но смерть не являлась.
   Настало утро. Прошел еще день, и начали медленно спускаться сумерки.
   Сила и здоровье Красношейки были для него проклятием.
   Ночь спустилась на землю. Когда стало  совсем  темно,  большая  ушастая
сова, привлеченная слабым  трепетаньем  крыльев  птицы,  явилась  и  сразу
окончила мучения Красношейки.
   И это было поистине добрым делом...
   Ветер дул с севера и гнал снег по  замерзшему  болоту.  Все  было  бело
кругом. По белоснежной поверхности ветер разметал темные перышки. Это были
остатки великолепного воротничка,  знаменитого  украшения  Красношейки.  И
перышки эти уносило ветром все дальше к югу. Они неслись  над  потемневшим
озером, как несся некогда он сам во время  "месяца  Безумия".  Наконец  их
засыпало снегом, и последние следы  рода  куропаток,  обитавших  в  долине
Дона, исчезли навсегда.
   Теперь не слышно уже больше голоса куропаток в Кэстл Франке, и в овраге
Илистого ручья медленно гниет сосновое  бревно,  безмолвное  и  никому  не
нужное.

рассказ КРАСНОШЕЙКА Сетон

♥ 4
Send link to Twitter
Send to Facebook
Similar posts
Comments
Information

Members of Гости cannot leave comments.