Наверх
9.05.2014, 17:16

Петр Бормор

 

— Невероятно! — воскликнул Темный Властелин. — Просто не верится! Неужели это наконец случилось?
— Да, мой лорд, — низко поклонился секретарь. — Вы победили.
— Но такого не может быть! То есть… ведь до сих пор я всегда проигрывал?
— Убедитесь сами, — секретарь повел рукой, указывая на пленников.
Темный Властелин, склонив голову набок, еще раз осмотрел свою добычу.
— Да. Определенно, все тут. Это действительно победа, сомнений нет. Поверить не могу!
Пленники мрачно уставились на него поверх кляпов.
— Надо бы придумать, что с ними теперь делать, — задумчиво произнес Темный Властелин. — Я столько раз мечтал об этом моменте, столько напридумывал, что теперь, право, теряюсь. Какую бы казнь для них выбрать?
— Давайте их раздавим в уплотнителе для мусора, — предложил секретарь.
— Нет. Я уже думал об этом. Они обязательно найдут, как его отключить.
— Тогда, может, утопим? В мешке, как котят?
— И об этом я фантазировал. Нет, к сожалению, они наверняка найдут способ выбраться из мешка.
— Повесим?
— Веревка оборвется, они убегут.
— А если связать?
— Все равно. Как-нибудь да развяжутся. Говорю же тебе, я продумал все варианты.
— А почему бы вам, сир, не прирезать их прямо сейчас? Ножиком по горлу, и всех делов!
— Ты с ума сошел? — рассердился Темный Властелин. — Я, гений зловещих замыслов и коварных планов, я, кровавый губитель, вредитель и мучитель, опущусь до того, чтобы попросту перерезать кому-то глотку? Даже не поиздевавшись как следует? Да за кого ты меня принимаешь?
— Простите, сир!..
— Этого, пожалуй, можно скормить пираньям, — указал Темный Властелин на Полуэльфа. — А того бородатого карлика, что рядом с ним, сжечь на костре… или лучше наоборот? Что пираньи больше любят: гномятину или полуэльфятину? А может, халфлингятину?
— Сир, я восхищаюсь вами! — воскликнул секретарь. — Выговорить такое трудное слово!
— А, пустяки, — отмахнулся Темный Властелин. — Ладно, тут есть над чем подумать. Время у меня есть, на досуге найду для каждого подходящую кару. Кого отдать пираньям, кого аллигаторам. А эту…
Он подошел к Принцессе и окинул ее задумчивым взглядом, от растрепанной прически до испуганно поджавшихся пальцев ног.
— А с этой я разберусь лично, — решил он. — Потом. Может быть.
— Потом? Не сейчас? — удивился секретарь.
— Не забывай, что я пока еще глава правительства! — напомнил Темный Властелин. — Удовольствия удовольствиями, но надо же сперва думать о государственных делах!
— О-о… простите.
— Хм. Доставай бумагу. Пиши.
Темный Властелин заложил руки за спину и принялся расхаживать по комнате из угла в угол.
— Первое. Известить все население страны о нашей блистательной победе. Этот день объявить национальным праздником. Записываешь?
— Ага, — секретарь быстро зачеркал в блокноте.
— Второе. Отменить военное положение. Сократить Легионы Смерти на 90 %. Теперь, когда война окончена, нам такая армия ни к чему. Всех демобилизовать.
— «ли… зо… вать», — повторил секретарь, скрипя пером по бумаге и высунув от усердия язык.
— Что еще…
Третье. Объявить амнистию для политзаключенных. Они проиграли подчистую и больше не опасны.
Четвертое. Снизить налоги, в счет сокращения военных расходов.
Перевести промышленность на мирные рельсы. Это пятое. Ты успеваешь?
— Я пишу, пишу, — кивнул секретарь.
— Шестое. Землю — крестьянам, власть… Хотя нет, власть пусть пока остается у меня. А то они такого наворотят! Я ничего не забыл?
— А с этими-то как быть? — спросил секретарь, указывая кончиком пера на связанных героев.
— А что с ними не так? — удивился Темный Властелин.
— Ну они ведь вроде как тоже политические заключенные? Проигравшие и все такое. Им амнистия полагается или нет? Может, сделаем исключение?
Темный Властелин пожевал губами.
— Нет, — решил он. — Не будем портить праздник. Амнистия так амнистия.
— А делать-то с ними что?
— Да делай что хочешь, — пожал плечами Темный Властелин.
— Правда? — обрадовался секретарь и с интересом оглядел Принцессу от пальцев ног до растрепанной прически.
— Нет, неправда, — сухо отозвался Темный Властелин. — Развязать и отпустить. Пускай катятся на все четыре стороны.
Он зевнул и добавил равнодушно:
— Разумеется, после того, как оплатят весь причиненный казне ущерб.
— Ясно, — уныло произнес секретарь.
Героев развязали, отвели в караулку, дали скудный завтрак и велели подождать, пока будет подсчитана точная сумма ущерба.
Герои сидели и мрачно пережевывали сухой хлеб. Им было стыдно смотреть друг другу в глаза. Нет, не из-за того, что так глупо проиграли силам Зла.
Они не хотели думать, как на месте победителя поступили бы их собственные Лорды Света.

*****************

— Что мы тут, черт возьми, делаем?! — воскликнул Полуэльф, отбрасывая кирку.
— Зарабатываем на жизнь, — спокойно сообщил Гном.
— Но почему именно здесь? И почему таким грубым, примитивным трудом?
— Так мы же узники, — фыркнул Гном, — а это рудник. Либо мы дробим камень и живем, либо не дробим камень. И не живем. А кроме того, — Гном любовно погладил свою кирку, — мне здесь даже нравится.

********************

— Это ужасно, — всхлипнула Принцесса. — Я так больше не могу! Я просто не выдержу! Я… я умру, вот!
— Ну что ты… не надо! — Варвар обеспокоенно нахмурился и переступил с ноги на ногу, не зная, чем помочь. — Все настолько серьезно?
— Да! — выкрикнула Принцесса, глотая слезы. — Настолько! И даже еще серьезнее! Тебе-то хорошо, ты гладиатор. Дерешься со львами и забот не знаешь. А я… а меня…
Она закрыла лицо руками и зарыдала в голос.
Варвар беспомощно оглянулся на Халфлинга.
— Да что с ней такое? Может, хоть ты объяснишь?
— Охотно, — оживился Халфлинг. — Нам, если ты помнишь, влепили срок исправительных работ. Вот она и отрабатывает.
— А как? — заинтересовался Варвар. — На арене она точно не сражается, иначе мы бы там иногда встречались. То есть я знаю, конечно, что каждому назначили свое наказание, но подробностей мне не сообщали. Куда определили Принцессу? И где, к слову сказать, Гном и Полуэльф? Да и ты сам тоже?
— Гном и Полуэльф на рудниках, — сообщил Халфлинг. — А я вроде как на государственной службе. Тайная полиция.
— Ты? Но почему?..
— А что тебя удивляет? — засмеялся Халфлинг. — Все так и должно быть. При серьезных государственных потрясениях барды и монахи отправляются на каменоломни, так уж заведено. Из заслуженных воинов, ветеранов, делают скоморохов — ну вот как из тебя сделали гладиатора. А я вор. Ворам прямая дорога в государственные структуры.
— Ну хорошо, а она? — Варвар кивнул на Принцессу.
— Она? — Халфлинг расплылся в широчайшей ухмылке. — Ею Их Темное Владычество занимается лично!
Принцесса подняла заплаканное лицо и громко всхлипнула.
— Это настоящий кошмар! — пожаловалась она. — Он раздевает меня почти догола, а потом… потом ставит в неудобную позу и велит не шевелиться!
— А потом? — Варвар побледнел.
— Он берет… берет… эти свои жуткие кисточки… и… и начинает рисовать!
Принцесса снова зарыдала.
— Я этого не вынесу! Это ужасно, ужасно, ужасно!
— О-о… — протянул Варвар.
— Он с нее картины пишет, — разъяснил Халфлинг. — Для книжных обложек. И действительно ужасно!

(Пётр Бормор)

юмор Петр Бормор сказка

♥ 3
Send link to Twitter
Send to Facebook
Similar posts
Comments
Information

Members of Гости cannot leave comments.