3.03.2016, 20:49

Сказки на ночь 2

Был солнечный полдень.


— Ну?.. — спросил дракон.

В ответ рыцарь тяжело вздохнул.

Печально развёл руками и произвёл ртом неприличный звук.

Дракон посмотрел на напарника с таким недоумением, что рыцарь понял — необходимо как-то прокомментировать ранее имевшую место пантомиму.

— Благородные сэры сказали, что им такой товар и даром не нужен. Я не стал настаивать, ибо счёл это унизительным для моей чести.

— Ох уж эти мне викОнты и графьЯ… — ящер фыркнул. — …Аристократы духа, понимаешь. Попомни мои слова, партнёр, пара-тройка сотен лет — и вы со своей благородной инфантильностью просто вымрете.

— Почему это? — с вызовом поинтересовался рыцарь.

— Потому что без страха и упрёка можно жить хоть до самой старости. А вот без мозгов — только до первой стычки.

— А что потом?

— Похороны.

— Смерть на поле боя — славная смерть!..

— …Для врагов? — да.

Рыцарь обидчиво поджал губы, потом отвернулся.

Дракон лукаво прищурился и ободряюще потрепал товарища когтём по плюмажу шлема:

— Поверь, партнёр, куда славнее загнуться от старости в окружении собственных детей. Ностальгически вспоминая имена недругов, которых успел пропустить вперёд себя за кладбищенскую ограду…

Следующую минуту напарники провели в напряжённом молчании. Ящер — потому что тоскливо прислушивался к бурчанию своего голодного желудка. Рыцарь — потому что пытался раз за разом повторить про себя многословную реплику дракона. И понять её смысл.



Первым не выдержал ящер:

— Ещё немного и я вцеплюсь в собственный хвост — так есть хочется. Ну-ка, где эта длинная штука, которую мы нашли в старой шахте и которую ты так и не смог продать этим идиотам?..

— Это не идиоты, это крестоносцы! — возмутился рыцарь, в негодовании чуть не прищемив себе забралом нос.

— Идти на войну без единого командования, предварительной рекогносцировки местности, надлежащих запасов провизии и снаряжения, имея в качестве плана кампании лишь фразу «так хочет бог», это идиотизм.

— Я сам всегда так воевал!..

— Воевал или побеждал? — дракон прищурился.

— Ну… Меня разбили… Немножко…

— Вдребезги. — педантично уточнил ящер. — после чего нашему зерцалу рыцарства пришлось вести трогательную и полную романтики жизнь бездомного нищеброда.

— Ничего подобного. Я стал странствующим рыцарем. Это почётно!..

— Это бездарно… — парировал ящер. — …И — убыточно. При той же степени риска быть обычным грабителем куда как выгоднее.

— Но моя честь не позволяет!.. — традиционно возопил рыцарь.

— …Быть вменяемым. — традиционно срезал напарника дракон.

Рыцарь традиционно обиделся и заткнулся. Секунд на пять. Потом в представителе благородного сословия взыграло любопытство:

— Что ты намерен делать?

— Да уж вестимо не как ты — поститься. Если мы не раздобудем деньги — я сдохну с голоду. Поэтому сейчас я пойду в город, чтобы…

— Чтобы?

— …Чтобы продемонстрировать тебе чудеса маркетинга в этой средневековой дыре.

.— Чудеса чего?

— Ээээ… Впаривания нужным людям ненужных вещей!

На главной городской площади воняло так, что дракон невольно сунул морду под крыло. И уже оттуда драматично воскликнул:
— Где? Где вы, благословенные времена древнеримских клоак?!..

— А что такое «клоака»? — с живейшим интересом спросил рыцарь, забуксовав в громадной луже помоев.

— Потом. — отмахнулся ящер. — Сейчас у меня нет времени объяснять, а у тебя нет мозгов, чтобы понять.

— Это оскорбление? — рыцарь посреди помоев насупился.

— Нет. Это жестокая правда жизни, партнёр. — отрезал дракон. И щелчком хвоста катапультировал напарника на сухое место. — Да, ещё одно… Когда я тебе подмигну — крикни: «Двадцать и ни монетой меньше!»

— Зачем?

— Затем!..



— Почтенное воинство христово, перед которым дрожат горы, эээ… трясутся реки и разбегаются леса! Совершенно случайно у меня оказалась вещь, которой я просто не могу… Да что там «не могу» — не смею обладать! Вы и только вы имеете право на этот бесценный, подчёркиваю — бес-цен-ный предмет, который я, ничтожный, с великим счастьем отдам в ваши эээ… осенённые святым крестом руки…

Не заметить большущую чешуйчато-крылатую ящерицу, громовым рыком что-то возвещающую посреди площади, было просто невозможно. Возникшая было паника ввиду мирного поведения ящера довольно быстро улеглась, и из ближайшего переулка показался настороженно ощетинившийся копьями отряд крестоносного воинства. Воины крадучись приблизились к дракону на предельную дальность его огненного плевка, после чего самый смелый из крестоносцев гаркнул:

— Эй, ты кто?

— И ты ещё утверждал, что они — не идиоты. — сварливо буркнул ящер спрятавшемуся за ним рыцарю и повернулся к воинам: — По-моему, это очевидно. Я — дракон!

Самый смелый из крестоносцев отчётливо икнул:

— Вот чёрт!.. А я до последнего надеялся, что это у меня галлюцинация… После вчерашних трёх кувшинов авиньонского… Хорошо, чего тебе надо, сэр дракон?

— Это не мне надо, это вам надо. — ящер хотел было улыбнуться, но вовремя сообразил, что вид его клыков может отпугнуть потенциальных клиентов. — Это вам надо непременно приобрести вот эту железную штуковину. Иначе не видать вам Святой Земли как своих ушей.

— Зачем мне рассматривать собственные уши? — удивился крестоносец.

— Это была метафора… — снизошёл дракон. О чём тут же и пожалел, заметив на помятом лице своего собеседника следы тягостных раздумий. — Ладно, проехали…Короче, сэр как-тебя-там, тебе надо в Иерусалим?..

— Угу.

— Живым?

— Ну… в общем… да.

— Отлично. Вот без этого, — дракон продемонстрировал без чего, — тебе не обойтись!

При виде торчащего из лапы дракона предмета у многих отвисли челюсти…

— А что это? — донеслось, наконец, из рядов воинов.

— Всё. Они попались! — хихикнул ящер рыцарю и довольно потёр лапы. — Как «что это»? Вы не знаете?..

— Палка. — предположил крестоносец.

Дракон тут же ожог его презрительным взглядом и передразнил:

— «Палка»!.. И это говорит человек, который решил положить свою жизнь на алтарь служения человечеству. Позор какой. Де-ре-вен-щина! Какая же это палка, когда каждый видит, что это… что это… ээээ… копьё!

— На рожна мне ещё одно копьё, если у меня уже есть одно? — снова удивился самый смелый крестоносец.

— Это не обычное копьё. — дракон подбоченился. — Это, чтоб вы знали, то самое копьё, которым когда-то на Голгофе римлянин Лонгин пронзил бок распятого Иисуса.

— ОООООО!!!..

— Да-да. Посмотрите на рыжие, похожие на ржавчину, пятна на тёмной металлической поверхности этой антикварной святыни. Это кровь! Кровь сына божия, так что копьё сие обладает совершенно немыслимой кинетической энергией… — увидев, как челюсти его собеседников на этот раз отвисли почти до мостовой, дракон спохватился и поправился: — Ну, в смысле сносит что угодно. Кроме того, им можно ковырять в дуплах деревьев, мерить всякую всячину. Копьё приносит удачу, лечит подагру и при этом — о чудо! — не ломается. Просто образец простоты и эффективности, кхе-кхе!!!.. — у ящера в лёгких кончился воздух, и он закашлялся, раскрасив небо над городом разноцветным огненным фейерверком.

Крестоносец нервно сглотнул:

— Докажи.

— Что? Что им можно ковыряться в дуплах? Да раз плюнуть — несите дупло…

— Что оно сносит что угодно.

— Как скажете… — дракон с интересом посмотрел на высящуюся невдалеке ратушу. Потом прицелился (рыцарю было видно, как на лапе ящера вздулся бицепс величиной с две бычьи головы) и с резким «кхааа!» запулил свой товар вверх.

С ратуши снесло крышу.

Целое и невредимое копьё ликующие воины через пять минут принесли обратно.

— Сколько?.. — хрипло спросил крестоносец, у которого внезапно пересохло горло.

— Этот поистине бесценный лот я готов уступить за какие-то жалкие десять золотых. — скромно потупясь произнёс дракон.

— Я соглас…

— Двадцать! Двадцать и ни монетой меньше! — рявкнул из-за дракона рыцарь, вовремя заметивший условный сигнал.

— Двадцать и моя лошадь! — крестоносец в сердцах схватился за меч.

— Двадцать пять! Тридцать! Тридцать три и моя кольчуга!.. — взорвалась воплями толпа зевак.

— Лот достанется самому щедрому! — перекрывая своим рыком всеобщий ор встрял дракон. — Господа, не скупитесь — вещь старинная, ценная, святости неописуемой и вообще!..

Город напарники покинули уже в темноте, еле волоча за собой телегу, битком набитую монетами, доспехами, золотой и серебряной посудой, а так же — долговыми расписками. В итоге крестоносцы приобрели-таки копьё, но в складчину…

— Хорошая эта штука, твой маркетинг. — признал рыцарь, вытирая пот со лба.

— А ты думал! — хмыкнул объевшийся дракон, — Против лома — нет приёма! Правда, пока один лом толпе идиотов впаришь — семь потов сойдёт...

Сказки ночь дракон рыцарь U_96

 
  0 
345

Donate

Login NoCENS

Register

Forgot password


♥ 3
Send link to Twitter
Send to Facebook
Similar posts
Comments
Information

you cannot leave comments.