19.03.2016, 19:38

Мир Вилоса. Красный Эпизод

Автор: Trancy Mick

Соавторы: CrimsonLancer&VikVal

 

1

 

- Каменистая Отмель, Ровьенгур и Солезан. Если мы сейчас промедлим, эти земли навсегда останутся у южан. Второго такого шанса не будет.

Когтистый палец уткнулся в пёструю от отметок карту.

- Великая, Вы возглавите войска лично?

В ответ,  Сильвес лишь улыбнулась. 

 

 

Война  между представителями юга  и севера, длилась уже  сто пятьдесят лет.  Полтора века, кровь обильно поливала эти земли. И, с каждым годом, война всё разгоралась. Сотни шли на смерть. Не ради влияния, земли или богатства, а чтобы искоренить соседа. Уничтожить всех,  до последнего. Вырвать врага с корнем. Пять лет тому  назад, чаша весов этой нелепой войны  резко склонилась в сторону севера. Шигу, как они себя называли, расширили свои владения в три раза.   Целиком и полностью, это была заслуга Рейн Сильвес.  Мало кто на Вилосе не знал её имени.  Но, прославилась  она не столько блестящими победами, сколько бойнями,  устраиваемыми  в захваченных поселениях. Побеждённых, очень редко брали в плен. И никогда, пленники не возвращались домой. Шигу оставляли после себя лишь кровь и смерть.

 

 

Массивная  каменная дамба,  перегородившая бурную реку, и служившая когда-то цивилизации Агудонны, сейчас стала оплотом сергалов-кочевников.  Серые, сложенные из блоков, стены простояли не один век,  почти не изменившись внешне.  Книги давно истлели, рисунки стёрлись, сталь заржавела, а камень всё стоял, напоминая о былом  величии старой расы.  С одной стороны – горное озеро, сияющее своей  чистой водой, с другой -  бескрайняя равнина срединных земель. Пустая, серая, безжизненная. Мёртвая граница между Севером и Югом.  Между  Шигу и Реоно.

 

На балконе одной из башен, стояла Рейн.  Она смотрела вдаль, на равнину.   Какие мысли сейчас  одолевали владыку, можно было лишь догадываться. Вдруг, послышался тонкий мелодичный звук -  талаксийская флейта.

Командор недовольно повела хвостом – она не понимала, почему эти необычные  создания поддерживали Шигу.

- «Откуда взялась эта их преданность?  Почему они подчинились без боя? Это ведь их земли, их родина. Почему они пустили нас сюда? Уважение?  Страх? Или симпатия?»

Рейн довольно улыбнулась – мысль о том, что элегантные  сыновья Тлакса находили её вид привлекательным, была весьма недурна.

Увы, если бы она решилась спросить одного из них (и, если бы он выдал правду), то очень бы разочаровалась в ответе. Недалёких и агрессивных кочевников  использовали как щит против войны. Обитатели этого места мигом бы переметнулись на сторону южан, подойди те к основанию дамбы. И тогда, висеть бы Кровавой Рейн на одной из крепостных стен.

Но, к счастью талаксийцев, командор не знала о их мотивах.

 

 

 

2

Шёл дождь.  Маленькие потоки и ручьи сбегали по каменным мостовым городка,  кое-где скапливаясь в лужи.   Бордовые от крови, лужи.

Раскинув руки, на одной из мостовых лежал солдат. Лежал на спине, уставившись остекленевшими глазами в плачущее небо.  Он был не единственным – сваленные в кучи, тела южан были на каждой улице. Разбитые на множество маленьких отрядов, они не могли дать отпор.

Один из выживших отрядов занял главную площадь. Окружённые со всех сторон, они быстро прекратили бой. В первом ряду остались всего двое. Один – в серых пластинчатых латах, с белыми гербами Реоно. Второй был в простой кольчуге. Неподвижный взгляд, сжатое до боли в руках оружие – оба  были готовы к смерти.

Вдруг, ряды врага расступились, открывая небольшую свободную площадку . Среди последних защитников послышалось  оживление – неужели их хотят отпустить?

Надежда сменилась немой злобой. Шёпот сменился шипением.

Вперёд вышла  высокая фигура в позолоченных доспехах.  Под глазами – нарисованные кровью полосы, замена слёз, никогда не текущих  из оранжевых глаз.

Рейн. Кровавая тварь, как её называли южане, сама по себе внушала ужас, но наиболее заметной деталью было её оружие – двухклинковая глефа. Короткое древко, метровые лезвия – оружие больше напоминало скреплённые ручками мечи .  Странного цвета сталь, отсутствие швов, или иных следов обработки , наверняка - реликвия древней Агудонны.

Зашипев, офицер Реоно  направил на долговязую фигуру копьё.

- Если я смогу её убить, то вся эта мясорубка была не зря. Без этой стервы, они не рискнут развить наступление.  Если  выйдет – беги. Шигу  бросятся к своей мёртвой владыке, и это даст тебе шанс уйти. Если не выйдет …… тоже беги.

С боевым кличем, бывший начальник городской стражи бросился вперёд. На мерзкую долговязую фигуру.  Рейн оставалась неподвижной. Даже не становилась в защитную стойку – просто стояла. Будто не замечала нападающего врага.  Дальнейшее произошло за долю секунды – шаг влево , удар  по древку, подсечка.

И, выбитый из равновесия реоно, с разрубленным напополам копьём,  упал  на дорогу.

Доля секунды, решившая весь бой.  Никакого  фехтования, обманных манёвров, ложных выпадов – просто одно движение.

Рейн занесла клинок для добивающего удара -  лезвие коснулось  горла  офицера.  Тот, собрав всю оставшуюся в душе  ярость, выплюнул оскорбление.  Единственное,  что он мог сделать.

 - Долговязая тварь! Твоя душа ещё ужасней твоей рожи!  Ты………

Ему не удалось договорить.  Кровь полилась по мостовой.  Его друг , несмотря на приказ, бросился на Рейн, сбив с ног двух её телохранителей. Он надеялся на неожиданность. На то,  что его удар пройдёт. 

Он ошибался.  Копьё со свистом  пролетело мимо отступившей в сторону цели, а кольчуга не защитила от контратаки.

 -“Идиот. Нужно было бежать, как ему и говорили” – промелькнула мысль Рейн, когда сражённый насмерть  южанин упал на своего товарища.

 - Заканчивайте с зачисткой. Никто не должен остаться в живых.

Началась, и быстро закончилась схватка. Теперь, город был необитаем. Никого не осталось.

А дождь всё лил и лил, смывая кровь с  улиц и проулков уже пустого городка.

 

 

3

 

Если ты это читаешь ,  то у тебя снова случился припадок, и ты всё забыл.

Знай, что всё здесь написано твоей собственной рукой.  Каждый день,  записывай все свои  мысли сюда, и каждый раз, как просыпаешься – читай. Дальше, здесь будет написано от первого лица, так как я – это ты, а ты – это я .

 

 

Похоже, я наконец-то освоился с этим чёртовым миром. Небольшой справочник по нему есть в конце книги.  Увы,  мои проблемы с памятью никуда не делись. Выпадения памяти - кажется, это так называется. Этот мир, это место делает что-то с моей головой  -  нарушает память.  Идиотское  чувство.  Нужно записывать всё, что со мной происходит.  Иначе, никак.  Похоже, я уже забыл слишком многое.  Этот дневник – всё, что у меня есть. Ни в коем случае нельзя его терять. Потеряю дневник – потеряю себя.

 Этот мир называется Вилос, и он не единственный. Я не отсюда, нельзя об этом забывать.  Есть ещё миры. Я -  исследователь.   Я занимаюсь подобными делами всю свою жизнь. Я уже не раз бывал в опасных местах, но Вилос просто затмевает все остальные. Остановишься – умрёшь. Побежишь сломя голову – тоже умрёшь. Нужно чётко следовать плану.

 Увы, я уже успел забыть  родной мир. Здесь про него ничего не написано, а воспоминания о нём отрывчаты.  Но, я знаю,  куда я иду, и что ищу. «Ключ» - дурацкое словечко. Обозначает оно персону, с которой можно начать контакт. Если бы моя память была со мной, это бы не составило труда. А так – неизвестно, выйдет ли вообще. Моя цель – найти этот ключ. Неизвестно, кто это, и как он меня примет.  Почти гарантированно – дело не одного месяца…………

 Дальше шли факты про сам мир, и конечную цель путешествия.

 

Парень вздохнул,  выключил фонарь, и положил книгу обратно в рюкзак.  Молодой,  не старше двадцати-пяти,  высокого роста. С молодым лицом странно сочетались пепельные волосы и недельная щетина.

 - Чёрт. Иди неизвестно куда, ищи неизвестно что. Хотя, не всё так плохо, у меня есть направление – запад.

Одет был Люсьен в прочный серый комбинезон,  и «неубиваемые» армейские ботинки. С широкого пояса свисали  шокер с заострёнными электродами, здорово напоминающий старый добрый палаш и пистолет. На спине – водостойкий  рюкзак, где хранились другие ,менее прочные пожитки.

Зачем мне вообще нужно было сюда идти? Что я должен сделать? Зачем это всё!? Зачем  инвалиду , который даже имя своё забывает, искать какой-то «ключ»?! Хотя, раз уж я начал – то  закончу. Может, это действительно важно

Ещё раз вздохнув, парень пошёл на запад, через равнину.

Он не знал, откуда он. Он не знал толком, где он. Он не знал, зачем это ему. Но, Люсьен шёл вперёд, чтобы не остановиться.  Чтобы не забыть, кто он. Он шёл на одном только врожденном упрямстве, которое не раз спасало его жизнь. Хотя  он об этом и не помнил

 

4

 

Зин шёл по длинному коридору, выходящему наружу.   Через щели в двери пробивалось закатное солнце, заставляя его щуриться.    Выйдя наружу, талаксиец чуть не ослеп от яркого света.  Проморгавшись, он пошёл ко внутренним воротам.

На посту должны были стоять трое – два солдата и офицер. Стоял всего один -  парнишка. Совсем ещё подросток, «с кучерявым хвостом», как говорят бывалые вояки. Хотя, присмотревшись, можно было заметить ещё двоих, укрывшихся в сторожке. Девушку Зин знал -  Кенат Ренадо, одна из самых красивых существ своего вида, была без нагрудного доспеха. Впрочем,  лейтенанта Рикка,  невинно вылизывавшего ей живот, Зин тоже знал.

 

 - Рикк, любвеобильная скотина, открывай ворота!

 - Так сразу возьму, и открою. Говори, зачем пришёл!-  Рикку не нравилось, когда его отрывали от любимого занятия (кому бы понравилось?)

 - Не твоё дело. Открывай ворота – Зин говорил почти спокойно.

 - Ты нарушаешь приказ.  Я не могу пустить во внутренний двор кого бы то ни было без достойной причины.

 - А ты сам разве не нарушил его, занимаясь на посту посторонними делами? (какими именно, Зин опустил)

 - За горло берёшь! -  Рикк фыркнул – Ладно, иди! Но учитывай,  внутренняя стража из тебя все секреты вытянет.

 

Сергал, жестом, приказал пропустить Зина, и вернулся к брошенному делу. На этот раз, прикрыв дверь.

 Войдя внутрь,  талаксиец  дал волю эмоциям, пнув бочку для воды.

-Варвары! Животные! Вооружённые до зубов звери! Заниматься любовью на ответственном посту!

Неслыханно!  Назвались  генералами и лейтенантами, а ведут себя, как пустынные племена!

 

Разумеется, Зин не стал выкрикивать это вслух. Просто подумал. Затем,  громко выдохнув, пошёл к башне.

 

 - Всё, как вы и просили ,Великая.

С лязгающим звуком, нож упал на пол. Кровь потекла по запястью талаксийца. Сильвес протянула руку, и поймала падавшую каплю.  Провела рукой вдоль пореза, собирая растекавшуюся жидкость. Макнув коготь в кровь, провела под глазами две тонкие линии, действительно напоминавшие слёзы.

Очень старый ритуал.  Рисовать слёзы, чтобы не лить их. Тот, или та, кто отважился нарисовать полосы под глазами, не имел права на слёзы. И Рейн, твёрдо придерживалась этого правила.  Всегда, но не сегодня.

 

 - Зин, мне нужно поговорить с тобой.   Это очень важно.

 - Как пожелаете, Великая.

Рейн посмотрела ему прямо в глаза, перешла на шёпот.

 - Ты вряд ли поверишь, но у меня был плохой сон. Очень плохой сон. Ночной кошмар.  Я кричала этой ночью, и проснулась в слезах.

Зин был действительно удивлён. Он слышал от дежурных, что Рейн иногда кричит во сне, но он считал это простой выдумкой,  сочинённой от нечего делать на долгом посту. Сильвес, тем временем, продолжила:

- Темнота. Вокруг была темнота. Темнота, тишина и холод.  Я будто лежала на дне реки.  Я не могла ни вдохнуть, ни пошевелиться - Рейн дёрнулась, вспоминая ощущения -   Этот сон преследует меня давно.  Зин, помнишь пустыню Татола? Тогда, со мной было то же самое. И сейчас, это случается снова. Я прошу тебя – не говори об этом никому!  Никто не должен знать, что со мной твориться. Прошу тебя, Зин!

Генерал Рейн, величайший полководец Вилоса, двухметровый сергал, прижалась к невысокому талаксийцу, как испуганный ребёнок.

Вообще, Зин не любил сергалов. Как вид. Он считал их глупыми и недалёкими. Всех? Нет. Всех, кроме Рейн.

 -Не бойтесь. Не бойтесь, я никому ничего не скажу. Всё будет хорошо –  говорил он, поглаживая по голове Сильвес. Его Сильвес? Конечно, его.

 

 

5

 

 

 - Как!? Завтра!? В поход? Мы же только что вернулись!

Рикк не находил себе места. Он ходил кругами, изрыгая ругательства. 

 - Приказ от Рейн.  Ночь на приготовления,  выходим  на рассвете.

Кард,  его прямой начальник,  сидел, прислонившись к стене. Переживший не один поход, и не один бой, изрядно побитый жизнью, он относился ко всему философски.

 - С чего такая спешка? Мы сожгли два города  Реоно! Они долго не очухаются………. Погоди, мы идём к Каменистой Отмели?

 - Какой ты сегодня сообразительный. Кенат явно хорошо на тебя влияет.

 -  Дело не в сообразительности!  Отмель – одно из самых лучших укреплений в Вилосе! Там поляжет половина из нас!

 - Ну и что?  Тебе не нравиться план Рейн?  Пойди, и скажи ей об этом. Я обещаю поплакать над твоим растерзанным телом.

 - Ты ещё шутишь! Мы же идём на смерть!

 - Поверь, мы уже давно идём на смерть. Сейчас, мы просто ближе к ней, чем обычно.  Дерись, исполняй свой долг. Помрёшь героем.

 - Я…….Я просто хочу знать, что я уйду  не за просто так.

 - Мы все там будем. Просто так, не просто так – какая разница? У нас есть долг. Мы его исполняем. Остальное – не наше дело.  Идём  - у нас не так много времени на сбор.

Подхватив лежащую на земле пику, Кард пошёл к палаткам бойцов. Рикк, последовал за ним.

 

  Снова развёрнута карта.  Снова, она покрылась значками и цифрами. Снова палец  Рейн указывает маршрут.

 - Сперва, переход до озера Торр Шейд.  Потом,  на запад,  вдоль скалистого берега.  Так мы дойдём до равнины Азето.  Там, мы возьмём в осаду Ровьенгур, и получим хороший плацдарм для наступления на юг.

Затем,  объединив силы с группой Джиера, мы  захватим Солезан.  Нас ждёт переход в двести лиг по вражеской территории. Но, он пролегает в основном по пересечённой местности, где у нас есть преимущество. Мы не будем беззащитны. План кампании ясен?

 - Так точно!

 - Выполняйте.

Отдав честь,  офицеры вышли.  У Шигу было принято отдавать честь прикрывая левый глаз рукой, и Рейн приятно удивилась тому , что никто не ударился головой о дверной косяк , что случалось довольно часто.

 - Мне нужно привести себя в порядок.

 

Две служанки, до того, стоящие в стороне, стали расчёсывать Рейн волосы.  Грива чёрных, как смоль волос, шла от головы , до основания хвоста. Рейн хотела выглядеть не только как лидер, но и как женщина.

 - Спасибо, этого  достаточно.  Готовьте  войска  к походу. Уже почти пора.

Синхронно кивнув, сёстры исчезли.  А Сильвес, стала собирать доспехи. Доспехи сергалов, были одной из немногих вещей,  которые не могли понять даже пытливые нерварранцы.  Пластины брони делались из очень странного материала,  внешне похожего на камень. Этим сходство и ограничивалось – броня была лёгкой, удобной  и   не проминалась  даже  кувалдой. Пробить такую защиту было трудно, но возможно – меткий удар копьём или алебардой, точно пущенная стрела, или пуля из неврианского самострела  часто становились причиной гибели лидеров Шигу.  

Рейн поёжилась, надевая шлем – птицы обычно держались в стороне от войн но, раз уж они решили вмешаться , не важно, на чьей стороне  -  жди беды.

Правительница  Шигу медленно взяла с полки своё оружие. Выкованное неизвестным мастером древней Агудонны,  оно дарило спокойствие. Холодное, ледяное спокойствие.  Не самоуверенность, а способность размышлять здраво.  И сейчас, как много раз до того,  тяжесть металла прогнала из головы сомнения.  Игра стоила свеч.  Неврианцы были хотя и странными, но надёжными союзниками. Они никогда не предавали тех, с кем заключили договор.  Выдохнув, Рейн вышла из своих покоев, в которые ,при успехе операции, ей уже было не суждено было вернуться.  Она шла к выходу, наружу. И каждый встречный, будь он сергалом или талаксийцем,  офицером или простым воином, отдавал честь.  Из уважения  и страха.  Что-то было во взгляде оранжевых глаз Рейн . Что-то, перед чем пасовал даже повидавший многое,  Кард.  Казалось, этот взгляд пронзает насквозь, вырывая из души самые сокровенные тайны.  Вдобавок, генерал была на голову выше любого из Шигу. Во всех смыслах слова.

 

6

 

Сильвес спустилась по лестнице во внутренний двор, который служил сейчас местом сбора. Ночь была на исходе. Совершеннолетние воины сейчас подгоняли броню, или просто отдыхали, сделав всё заранее. А вот детишки,  с недетской ответственностью собирали старшим нужные для похода вещи.  Впрочем, они почти сразу бросали дела, когда видели Рейн.  Становились строем, и отдавали честь. Если бы не лукавые улыбки, их можно было бы принять за миниатюрных взрослых.

Засмотревшись на один из таких комичных отрядов,  Рейн  пропустила, ну просто невероятное по своей подлости, нападение.  Снаряд, мчащийся с огромной скоростью, врезался ей в бок.  К счастью, снаряд состоял из десятилетнего мальчишки и, чуть ли не в два раза превышающего его размером тюка с тряпьём.

Несмотря на несерьёзность происшествия, и смягчивший удар тюк, Рейн  потеряла равновесие  и села на дорогу. Незакреплённый шлем съехал на нос, скрывая лицо.

 

-  Кенат, сестрёнка! Ты чего это расщеголялась в офицерском доспехе? Неужели, тебя уже сделали командиром? И тебе даже доверили поднести нож Рейн! Самой Рейн! – мальчишка явно принял её за свою сестру, которая прощала и не такое . -  А дашь потрогать? Не дашь……..Ну и правильно я тебя с ног сшиб! Нечего ходить тут! Только мешаешь!  Видишь, я делом занимаюсь! Мне доверили этот тюк!  Сказали, что я его точно не разобью!  А знаешь, какой он тяжёлый? Ну, совсем не поднять! А я поднял! И даже понёс!  А ты стала прямо на дороге,  можно было и отойти!  Ааа,  Кенат, у тебя же шлем на нос съехал!  Давай помогу! Так хочется прикоснуться к настоящей офицерской броне! Ой………………….

 

Действительно, ой.  Под шлемом оказалась вовсе не Кенат. Под шлемом оказалась настоящая Рейн.

Стало очень тихо.  Точнее, тихо стало ещё в момент удара, но из-за громко тараторившего мальчишки этого было не понять. Теперь, замолчал и он.  Рейн встала с земли,  приподняв за руку как-то обмякшего мальчугана.  Отряхнула с себя и с него пыль.

 -   Юный Ренадо, ты станешь великим воином в своё время - Рейн отдала честь – Только, не задирай особо нос, а то, как видишь, во что-то врежешься – Рейн улыбнулась, потрепав по голове мальчугана. Взбучка отменялась.  Мальчуган, видя перемены,  поднял голову.

 -  Теперь, - иди  и доставь наконец-то эти вещи туда, где их уже заждались!

 -  Так точно!

Мальчишка убежал, волоча тюк (не забыв, впрочем, сам отдать честь).

Все вернулись к своим делам, местность снова ожила.

 

 

Уже почти рассвело. Солдаты выстроились перед воротами приютившей их древней крепости. Всё, что может пригодиться в походе, уже было аккуратно упаковано в наплечные сумки. Броня на теле, оружие в руках.  Армия готова к походу.

 -Великая! Перекличка завершена.  Всё готово к маршу.

 - Выступаем.

 

Быстрым шагом,  сергалы покинули крепость.  Рассвет горел за их спинами, освещая древнее строение, высвечивая иззубренные временем стены.  Обернувшись на миг, Рейн дёрнулась – создавалось впечатление, что крепость горит.

Но,  ребристая рукоять оружия вновь успокоила Сильвес – это просто иллюзия. Огонь впереди.

 

 - Кенат!  - Рейн позвала разведчицу -  Иди с отрядом на лигу впереди, смотри в оба.  При малейших подозрениях,  посылай сигнальщика.  Да,   у тебя очень славный младший брат.

 - Так точно………..Спасибо, командир.

Несколько команд – где-то сорок бойцов, отсоединились от основного строя,  и сразу же перешли на бег.

Точнее, даже не на бег, а на длинные прыжки.  Разведчики ушли вперёд, боевое охранение – в стороны.  Все – без доспехов, чтобы не лязгать и не выдавать себя шумом.

 

Рикк и Кард,  как обычно , шли вместе.  Рикк смотрел вдаль,  на растворяющийся в утреннем тумане силуэт Кенат.

 - Какая же она красивая.

 - На доске и то больше выпуклостей, чем на твоей любовнице. Одни кости. -  Кард оставался в своём репертуаре.

- Перестань…те, пожалуйста. Вы и меня и её оскорбляете. – Сейчас было боевое положение, и Рикк не мог позволить себе обычную манеру общения .

 - Ну, хорошо. Не похожа она на доску. Она очень красивая, и у неё  очень сильные ноги………..

Рикк тихо зарычал.  Он не мог стерпеть подобное, даже от старшего.

 - Правильно ,парень. Злись на меня, и ты не будешь думать о смерти. - Кард улыбнулся.

 - Вы скотина, командир.

 - Рад стараться.

 

 

7

 

 

Я пошёл через болото.  И так  двигаться было трудно, ещё и  ливень начался.  Я нашёл укрытие в пещере. Хотя, вода её и не заливает,  но, менее сыро от этого не становиться.  Костёр не зажигается. Вдобавок, память снова начала давать сбои.  Я забыл имена своих знакомых – помню только лица. Хотя, по крайней мере, у меня было несколько неожиданных прояснений – я вспомнил тренировочный курс. Почти полностью. Но, я не помню, когда и где его проходил. Только приобретённые навыки. Уже, хоть что-то.  Всё равно, как ни стараюсь, я не могу вспомнить ничего кроме отдельных фрагментов, никак не связанных друг с другом.  Зато, я вспомнил свою фамилию – Калькадо. Люсьен Калькадо.

Только что обнаружил себя с ручкой и книгой, в совершенной прострации.  Я забыл то , что хотел записать. Очень глупо. Всё чаще нахожу себя в полуобморочном состоянии.

Похоже, что единственный способ выйти из этого ночного кошмара -  найти чёртов Ключ. Когда дождь прекратиться, пойду на запад.

 

Люсьен снова вздохнул. Положил журнал в рюкзак, и лёг на него, правой рукой ко входу.  Наполовину достал из кобуры пистолет. В случае чего, его можно было быстро выхватить.

Снаружи был настоящий ливень. Сплошная завеса дождя.   Это всё началось ещё вчера,  и длилось до сих пор.  Человек не хотел выходить в дождь, несмотря на непромокаемый комбинезон. 

 - Даже поговорить не с кем.

Люсьен провалился в чуткий сон. 

 

Он был перед каким-то небольшим строением , похожим на сарай.  Вокруг, раскинулась на многие километры равнина.  Сарай по виду старый, но часто используемый – вокруг видны следы, ручка на двери потёрта.

Достав оружие, Люсьен медленно открыл дверь. Внутри было очень темно,   тьма будто пульсировала, сгустившись до состояния жидкости. В ней можно было просто утонуть……………..

Вдруг, в темноте показались два оранжевых глаза.  Люсьен отпрыгнул, выставив вперёд меч.  Глаза не двигались. Озарённый догадкой, Люсьен достал из рюкзака фонарь, и посветил внутрь.

В дальней стене было закреплено металлическое кольцо.  От него шла цепь к  ноге  небольшого, белого с чёрной спиной, покрытого свалявшейся шерстью существа. На второй ноге была кровоточащая рана. Существо не дёргалось, не пыталось убежать.  Просто смотрело  бессмысленным затравленным взглядом. 

 - Кто ты? Люсьен опустил оружие.

Существо закричало. Всё резко прекратилось.  Всё та же пещера, только дождя уже нет.

 - Бред, какой. Приснится же!

Быстро собрав вещи, Люсьен вышел из пещеры.  Тёмное серое небо,  низко нависшее над головой,  всё такое же вонючее болото. Калькадо пошёл дальше. Он неоднократно останавливался, вспоминая отрывки,  и мигом садился их записывать,  забывая в процессе.  Но, это его не останавливало.

Не зная ни прошлого, ни будущего, он шёл вперёд. Чтобы не останавливаться.

 

8

 

 

 Этот мир будто издевался над Люсьеном.  Дождь прошёл,  стало видно невероятное бирюзовое небо. Забавно, но свет почти не рассеивался,  и серые тучи оставляли на земле видимую тень.  Лучи солнца отражались в каплях росы на синеватой траве.  Солнце  ярко блеснуло по глазам  человека, отразившись в стекле компаса.

 

Я забываю свой мир. ……….Будто и не было его вовсе.  Я уже не тот человек,  что пришёл сюда, не тот,  что начинал книгу.

Каждый раз,  читая  строки, обязывающие меня не забыть кто я,  я  понимаю всё меньше.  Но я иду. Не хочу останавливаться.  Нет во мне того, кто начинал путь.  Больше нет. Нет того, кто исписал большую часть дневника. Есть я .  И я найду этот чёртов ключ.  Даже, если мне придётся обойти эту планету кругом, найду.

И  продолжу писать.  Да,  мне не удалось сохранить себя, но, по крайней мере, я сохраню свою цель.

Я иду на запад.

 

 

Калькадо закрыл  книгу, и положил её в рюкзак.   Сегодня у него был удачный день – он нашёл чьи-то следы.  Ровная дорожка уверенных следов. Но, довольно странных – звериных.  Подушечка, и пять когтистых пальцев.   Неизвестный путник явно был двуногим,  и имел приличную длину шага.

След уходил на многие километры вперёд, и тянулся почти за горизонт.

 - Ничего, я тебя догоню, чем бы ты ни было.

 

Тропа следов все никак не хотела кончаться. Через многие часы пути и многие пройденные километры, Люсьен уже начал отчаиваться. Но, за небольшим холмом его ждал сюрприз.

Высокая, отдалённо напоминающая человека, фигура, держащая в руках что-то вроде копья.

Эта находка окрылила Люсьена – разумное существо за неизвестно, сколько дней пути!

 Хотя, существо тоже заметило Люсьена – оно обернулось, и вскинуло копьё.

 -  Привет – хотел сказать Люсьен, но не успел.

Удар чем-то твёрдым по затылку. Темнота.

 

Он лежит в грязи,  лицом вниз.  Обе руки заломлены за спину, чьё-то колено давит между лопаток.

Поймали……

 - Кто ты и куда направляешься? – Голос был глухой, рычащий

 - Понятия не имею.  Парень подозревал, что это не лучшая форма ответа,  и его подозрения оправдались.

Сильный удар по почкам. Явно, это сделал товарищ того, что держал Люсьена на земле.

«значит, их двое» - промелькнула в голове мысль.

 - Имя!

 - Люсьен Калькадо. Простой путешественник.

 -  Куда направляешься? - в голосе проскользнул сарказм.

 -  На запад -  более точного ответа Люсьен и сам не знал.

 - И что же ты на западе забыл?

 -  Ключ забыл.

 - Что за ключ? – в голосе послышался гнев.

 - Не что, а кто. – Люсьен снова ответил правду.

Ещё один удар по почкам.

 -  Не смей со мной играть.

Тот, кто задавал вопросы, схватил Люсьена за волосы, и, приподняв, посмотрел в глаза

Это действие дало Люсьену возможность  хорошо рассмотреть своих пленителей.

Не люди.

Приличного роста, не меньше двух метров, прямоходящие, покрытые шерстью существа.  Явно произошли от хищников – удлиненная пасть, когти на пальцах конечностей,  длинный хвост.  Несмотря на броню, покрывавшую их тела, можно было рассмотреть расцветку – белое брюхо, чёрная спина. Довольно симпатичные существа, если не брать во внимание агрессивный настрой.

 - Чего вылупился, агундер? Никогда шигу не видел?  Серый глаз, с вертикальным зрачком, уставился на лицо человека

 - Ээээ, командир? Это не агундер.  - подало голос существо, держащее парня.

 - С чего ты взял? Посмотри на него – шерсти почти нет, копыта на ногах! Харя, правда, плоская, но уродцев в последнее время рождается много.

 - Это не копыта,  это обувь.  Как у неврианцев. А шерсть у него вообще только на голове. И хвоста у него нет. Совсем нет. Его не отрубили, не откусили - его вообще не было! Существо совсем без хвоста!

 - У него меч времён Агудонны.

 - У Рейн тоже есть такой меч, но она же не агундер?

 - Одет он странно – командир начал сдаваться под напором подчинённого.

 - Вот именно. Это не агундер, не сергал, не неврианец и не талаксиец. Это какой-то новый вид.

 - И что ты предлагаешь? – В голосе старшего появился сарказм.

 - Отвести его в лагерь.  Пускай главные разбираются,  а вдруг он  важный? И повышение дать могут.

 - Неплохая идея с повышением. Подними его с грязи – подхватит ещё хворь, какую, а свалят на меня.

 - Вставай, червяк!

Рывком, Люсьен был поднят с земли.  Он болтался в лапах вояки, как тряпичная кукла.

 - Пойдёшь с нами в лагерь, червяк.

Скривившись, офицер отряхнул человека от грязи.

 - Идём!  Учитывай, уродец , если дёрнешься – сломаем ноги.

 - Не дёрнусь, не беспокойтесь. Вы так милы. - Язвительная улыбка исказила черты Люсьена.

 - Ха! Да он говорит, прям как Зин!

 - Пускай говорит – веселей будет дорога.

 

9

 

 

После довольно долгого пути, они , похоже, вышли к какого-то рода привалу.   Кучки солдат здесь и там. У всех – однотипная броня.  Однотипное оружие – копья и алебарды. Даже взгляд какой-то…….однотипный. Одинаковый. Усталый взгляд идущих на войну. Капитан поздоровался с кем-то из них, прикрыв левый глаз ладонью. Тот, повторив жест, что-то спросил.  Офицер ответил. Неизвестный кивнул, и куда-то побежал.

Раздавшийся совсем рядом, невероятный по силе вой, заставил душу человека уйти в пятки. Обернувшись, он заметил, что этот звук издавал идущий за его спиной капитан.  Куда там волкам! По сравнению с этим воем, их несчастные потуги выглядели глупо.

«Кто такие волки?» - неуместная мысль проскочила в голове Люсьена. «Наверное, животные из моего родного мира»

Но мысль почти сразу оборвалась, когда с конца лагеря послышался ответ.  На этот раз, с модуляциями по силе и частоте звука.

«они так говорят на расстояниях. Ну да, как же ещё»

 - Радуйся, червяк.  Тобой заинтересовалась сама Рейн. Будет допрашивать тебя лично. Честь, как-никак.

На счёт такой чести, у Люсьена были свои соображения, но он не стал их высказывать, не желая снова получить по почкам.

 

Они вышли к небольшой поляне, с устроенным шатром.   Капитан подсёк Люсьена, заставляя упасть на колени.

Человек извернулся,  и ударил сергала локтём в сочленение пластин под мышкой.

Тот, издав вой, хотел было расправиться с наглым существом, но был остановлен мягкой фразой.

 - Не стоит его убивать. Ну не хочет живое существо становиться на колени.  Зачем сразу лить кровь?

 

Из шатра вышло ещё одно существо.  Вроде бы такое же, как и остальные, только немного выше.  Броня, такая же, как и всех этих существ. Что-то было не так с глазами существа. Ярко оранжевые, наполненные звериной мощью и яростью. Две красные полосы под ними только подчёркивали впечатление.

 -Путник,  с этого момента, твоя жизнь висит на волоске. Она зависит только от твоих ответов. И от их вежливой и понятной формы. Если хочешь жить – отбрось в сторону уловки и хитрости,  они тебе не понядобятся.  Ты вежлив и учтив – может, мы тебя отпустим. Ты груб – мы всё равно узнаём, что нам нужно, но за целостность твоей шкуры никто не отвечает.  Для начала, покажи, что ты меня уважаешь. Не хочешь становиться на колени – отдай честь. Прикрой левый глаз ладонью.

Люсьен как то не сомневался в словах неизвестного (или неизвестной?). Оранжевые глаза как-то не внушали сомнений.  Люсьен был уверен - не врёт  - узнает всё, что нужно.

Пошатнувшись, он проделал нужное действие.

В оранжевых глазах промелькнуло довольство кошки, поймавшей беззащитную добычу.

 - Отлично.  Теперь, посмотри мне в глаза.

Люсьен начинал злиться. От того, что с ним играют. От того, что он позволил им с собой играть. Взыграла испанская кровь.

Он уставился в оранжевые глаза Рейн, с холодным спокойствием тореадора.

 Оранжевые глаза моргнули – их обладательница такого не ожидала.

 -Путник, скажи мне -  откуда ты? Все где-то рождаются. У всех есть дом. Где же твой?

 - Я не знаю, где мой дом. Понятия не имею.

 - Генерал  Рейн, он нагло врёт! -  Капитан, что привёл Люсьена, вмешался в разговор.

 - Он не врёт. Я вижу, поверь мне – взгляд жутких глаз перешёл на капитана.

-  Извините……..Я просто……Извините, генерал  – бравый вояка сразу сник.

 - Извинения приняты. – Взгляд генерала вновь перешёл на Люсьена -  Ты должен помнить хоть что-то. Мне не нужна точная информация. Говори то, что ты знаешь.

 - Я не отсюда.

 - Это понятно.

 - Нет, я не из этого мира. Я не с этой планеты. Я не с Вилоса.

 - Так откуда же ты? Я предупреждала о играх со смыслом? В глазах промелькнула угроза.

«Предупрежда(ла) – женский род. Самка. Чёрт, я таких дам ещё не встречал!»  - чисто испанская мысль.

 - Я извне этого мира. Я извне – всё, что знаю.

 - Хорошо. Ты извне. Но, куда ты идёшь? Куда следуешь?

 - На запад.

 - Понятно, что не на восток! – Рейн начинала злиться сама – Что ты ищешь на западе?

 - Я сам толком не знаю.  Знаю, что это какой-то ключ, и что это живое существо, а не предмет.

 - Ключ!? Живое существо!?  - в оранжевых глазах промелькнуло изумление – А точнее можно?

 - Это всё, что я знаю.

 - Ты идешь из ниоткуда в никуда, не зная где ты, кто ты, и что именно ты ищешь!? Где находиться это «извне»?! Как туда попасть!?  Как ты оттуда ушёл!? Зачем ты ищешь этот ключ!?– в оранжевых глазах загорелась ярость.

 - Я не знаю. - Люсьен оставался спокойным.

 - Ты не знаешь. Хорошо. У тебя очень хороший меч. – Генерал внезапно сменила тему, приняв из рук Рикка шокер.  - Действительно хорош – сбалансирован, остёр,  как бритва.

Разведчики докладывали, что видели двух мёртвых хасагов на болоте. У обоих  - раны от очень острого клинка.  Как у меня, как у тебя. Но, даже обладая подобным оружием, нужно мастерство, чтобы сразить противника одним ударом. Объясни, как ты это сделал?  - генерал воткнула шокер в землю где-то в двух метрах от пленника.

 - Я понятия не имею, о чём вы. – Люсьен снова врал. Он вспомнил тех диких кабанов, напавших на него в болоте. Но, рассказывать этим кочевникам о своём оружии не хотел.

 - Врёшь. Если не хочешь говорить, придётся тебе это показать в действии. Что тебе сперва отрубить? Руку? Или ногу? Рейн вытащила из чехла за спиной странное древковое оружие -  что-то вроде глефы  с маленьким древком, и длинными лезвиями на обоих концах.  Но у Люсьена не было времени наблюдать  за противником – он прыгнул к воткнутому в землю шокеру.

Откатившись и выхватив пистолет, он застыл в боевой стойке. Зажав красную кнопку на гарде шокера, он почувствовал запах озона – оружие было готово к бою. Достаточно просто скрестить клинки – разряд сделает всё остальное.

 - Ха! Ты хочешь со мной драться? Давай! Пронзи меня своим клинком! Если сможешь…………..

Рейн прыгнула вперёд,  выставив вперёд  лезвие, надеясь наколоть на него жалкого червяка.

Что заставило Люсьена в последний момент переключить оружие в несмертельный режим – он сам не знал.

Шаг в сторону,  переместить большой палец с красной на жёлтую кнопку, и ударить по оружию Рейн.

Громкий щёлчок,  проскочившая между клинками искра – и враг катится по земле с воплем боли.

Переключить предохранитель пистолета в режим «оглушение». Выстрел в лежащую на земле фигуру.

Обернуться к забытому капитану……………

Последнего Люсьен сделать не успел – он получил пяткой копья в живот.  Потом, древком по голове. Темнота.

 

10

 

- Чёртова сумка! Открывайся! Открывайся, я тебе сказал!

Рюкзак не поддавался.  В бессилии, Рикк пнул его ногой. Попал пальцем  по какому-то металлическому предмету и взвыл от боли.

 - Проклятая сумка! Он ,наверное, её заколдовал, как свой меч.

Выхватив нож, сергал попытался разрезать ткань рюкзака. Бесполезно. Разодрать лямки – бесполезно. «Может, слабым местом является замок?» - вполне разумная мысль.

Рикк попытался сломать металлическую защёлку, держащую рюкзак закрытым – с тем же успехом.

 -  Проклятый колдун, сожри его хасаг!

 - Ты ,хотя бы иногда, головой пользуешься, лейтенант? -  это подошёл Кард.   Сегодня всё было против Рикка.

 - Представьте  себе! Но я не могу открыть эту чёртову сумку.

 - Понятно……….Головой нужно пользоваться всей, а не только дыркой в ней, из которой ты треплешься, и в которую запихиваешь жратву!   Ей ещё думать можно! И даже нужно! Смотри.

Повернув защёлку,  Кард легко открыл рюкзак. Внутри были аккуратно сложены какие-то непонятные приспособления.

 - Нужно………….. – Рикк потянулся к вещам в сумке, но тут же получил по руке от начальства

 - Что я говорил, насчёт думанья головой? А если там всё заколдовано? И тебя ударит молнией, как Рейн?

 - Зачем тогда было открывать?

 - Что бы показать тебе,  что ты не думаешь! Закрой эту штуку – она ,возможно, ещё пригодится обладателю.

 - Разве его не убили?

 - Настоящий колдун – слишком большая польза, чтобы пускать его в расход.  Тем более что убить мы его сможем когда угодно. Зато, представь себе, какая от него может быть польза!  Он же южан пачками будет ложить!

 - Или нас, северян.

 - Ты сомневаешься в приказе Рейн?! Сиди и стереги колдуна! Когда придёт в себя – тащи его в командирскую палатку! Скажешь, что все его вещи – там. 

 - Так точно.

 

Ночью, Шигу отправились в путь.  Та же бесконечная очередь воинов.  Правда, сейчас они тащили в сумках больше, чем обычно, поскольку одну из телег отдали под перевозку «колдуна».

Люсьен пришёл в себя в простой двухколёсной телеге,  приводимой в движение двумя ворчащими вояками.

Он оказался связан. Причём, не просто связан, а буквально завёрнут.  Руки крепко прижаты вдоль тела, ноги связаны вместе. Глаза и рот закрыты какой-то тканью. Единственное, что он мог сделать, чтобы привлечь внимание стражи – извиваться.  Ноги уткнулись во что-то мягкое.  Понимая, что хуже уже не будет, Люсьен со всей силы пнул это что-то.  Раздался громкий вопль,  оборвавшийся на самой  высокой ноте глухим ударом. 

Уснувший на посту Рикк, свалился с телеги.

- Хасаг тебя сожри, колдун! Ты проснулся, или издох наконец-то?

Люсьен почувствовал тычок чем-то холодным – наверняка, копьём.  Он замычал, и слал извиваться ещё сильнее. Раздалось несколько приказов,  послышался топот убегающего с донесением солдата. Похоже, Люсьена собирались развязать – но копьё никуда не девалось.

«Правильно. Дёрнусь –проткнут»

Первыми словами Люсьена, когда вынули кляп были:

 - Где моя книга?!

 - У Рейн. С остальными твоими вещами. И с сумкой и с мечом.

 - Дайте мне мою книгу!

 - Цела она! И ты может, даже её получишь!

 Первое, что увидел парень, когда сняли повязку с глаз – три или четыре острия, нацеленные на него. 

 - Дёрнешься…….

 - И вы меня проткнётё. Я всё понял. А теперь развяжите меня поскорее!!!

 - Нет у тебя над нами власти колдун! Ты не можешь нам приказывать!

 - Да ну?!

Ужас,  отобразившийся  на мордах сергалов,  было трудно описать словами. Рикк стал работать куда быстрее.  Освободившись от верёвок,  Люсьен спрыгнул с телеги.  Тут, он заметил пятого стража.   Невысокое, похожее на кота создание, держало взведённый лук. Стрела была направлена аккурат в грудь парня.

 - Это на случай, если я убью четверых одним ударом?

 - Да.  - Зин был абсолютно спокоен. Стрела не дрожала.

 - Ты ,ведь, не такой, как они?

 - Рейн желает тебя видеть. Идём с нами. Без шуток. – Талаксиец проигнорировал вопрос.

Процессия, состоящая из человека,  четырёх вооружённых сергалов, и идущего с натянутым луком талаксийца, шла сквозь спешно разворачиваемый лагерь.

У шатра Рейн уже образовалась очередь с донесениями, которая, впрочем, мгновенно разбежалась при виде процессии.

 - Великая, мы привели его.

 - Хорошо.  Входите. И опустите оружие – это наш гость.

В шатре горело несколько свечей.  Кроме самой Рейн, там находились две служанки, менявшие бинты на правых руке и ноге владыки.

«электрический ожог рука-нога, первая степень. Пустяк, но больно» - удивившись неожиданному воспоминанию, заключил в уме Люсьен. Служанки привлекли его внимание своей расцветкой – абсолютно белая шерсть и  розовые глаза.

«Альбиносы»

 - Добрый вечер тебе, путник.

Люсьен растерялся. Он не ожидал такого от той, которая вчера грозилась пытками, и желала его прирезать.

«Она меня боится? Ещё бы. Я тогда вырубил её двумя ударами»

Люсьен прикрыл левый глаз в приветствии .

«Я помню это действие………с момента, как меня привели в лагерь – ни одного провала»

 - Добрый вечер, Великая.

Улыбнувшись, Рейн перешла на более привычный приказной тон.

 - Вчера, ты ранил меня.  – Она показала ладонь с отпечатавшимся узором рукояти – Ты ранил меня  через клинок. Просто коснулся своим оружием  моего, и я едва не потеряла сознание от боли. Потом, ты оглушил меня золотистым светом из железки, которую носил на поясе. Скажи, как ты это сделал, путник? Ты колдун?

 - Я не колдун. Я просто хорошо умею обращаться со своим оружием, Великая.

 - Разумный ответ, путник. Но как именно  это произошло?

 - Мой меч создаёт….. «Как же сказать, чтобы она поняла?»….молнию во время удара. Она идёт по плоти и металлу, она может убить,  а может только ранить, на выбор владельца клинка.  Если кто-то кроме меня попробует вызвать молнию, то он от неё же и погибнет. Только я умею обращаться с этим мечом. Он зовётся шокер.

 - А что за железка, которой ты меня оглушил на расстоянии?

 - Это….. «как перевести на их язык гравитонный ускоритель?!»…Это такое оружие, которое выпускает невидимые частички, которые бьют в цель с силой боевого молота. Свет, это просто побочный эффект. Это оружие тоже может и убивать и оглушать.

 - И им тоже можешь управлять только ты. Я поняла. Теперь, скажи мне, зачем ты идешь на запад? Что за ключ ты ищешь?

 - Если бы я сам понимал.  Знаю, что это важно. Знаю ,что если не дойду, этот мир ждёт роковая участь.

Рейн встала с подушек, и подошла вплотную к странному путнику.  Посмотрела в глаза.

Люсьен едва удержался, чтобы не дрогнуть. Всё таки Существо было куда выше его, и сильнее. Чувствовать горячее дыхание зверя на лице, и отвечать таким же взглядом в глаза………..Парня накрыло воспоминаниями.  Тот сон, про маленькое существо прикованное цепью в сарае……….Неужели, это она? Но, это воспоминание смела волна остальных – школа, училище, боевые друзья…..такие живые, и такие безликие……..груша у дома……….карманные часы прадеда………

Вновь  обретя способность размышлять,  Люсьен пришёл в ужас. Пребывая в беспамятстве, он схватил Рейн за голову, и держал так минут пять. Хотя, её глаза не выражали гнев – скорее, высшую степень удивления.

 - Путник?

 - Извините меня, Великая.  Люсьен мгновенно убрал руки.

 - А ещё говоришь, что ты не колдун…………Назови своё имя, если, конечно, ты его помнишь.

 - Меня зовут Люсьен Калькадо.

 - Ну что же, Люсьен Калькадо. У меня нет причин тебя убивать. Но,  у тебя есть причины идти с нами.  С Шигу, ты дойдёшь хоть да западного моря, если не помрёшь по дороге. Иди,  и отдохни перед маршем.

 - Извините, Великая?  Можно, я верну свою сумку?

 - Только, если  объяснишь  назначение каждой вещи внутри.

Жестом,  Рейн приказала одной из служанок принести рюкзак.   Та, мгновенно исчезнув, через несколько минут его принесла.

 - Первый вопрос – из чего сделана эта сумка? Один из моих лучших воинов не смог её ни разрезать, ни разорвать.( Рикк опустил плечи – о его «подвиге» с сумкой знали теперь все)

 - Я не смогу это объяснить в понятной форме. Это такая ткань. Вы не сможете её изготовлять. -  Люсьен вздохнул . Разговор растягивался на неопределённое время.

 - Хорошо. Доставай вещи по одной, и объясняй.

  - Это фонарь, он  светит, как факел, только не греется……..

 - Покажи поближе…..Хасаг!  - Взяв фонарь из рук человека, Рейн принялась разглядывать его так и сяк, случайно нажав на выключатель.  Практически ослеплённая, она тем не менее не выпустила вещицу из рук, просто отвернула к земле.

 - Вы его случайно включили, Великая. Сбоку есть бугорок, нажмите на него ещё раз.

Фонарь выключился. На Люсьена уставились два разных оранжевых глаза – нормальный правый и ослеплённый левый, с, почти, отсутствующим зрачком.

 - Твой «фонарь», куда ярче полуденного солнца.  Его свет виден и днём?

 - Виден, Великая, но не так хорошо. Днём его куда труднее заметить.

 - Хорошо, теперь покажи мне книгу, о которой ты так много говоришь.

 Люсьен, вздохнув, достал дневник. Протянул его Рейн. Та, незамедлительно открыла его(вверх ногами) и вгляделась в строчки.

 - Я не могу прочитать этот шифр.

Зин, жестом показал перевернуть книгу.  Рейн перевернула её, снова вгляделась.

 - Всё равно, это неизвестный диалект.

 - Великая, дайте его мне. Я знаю многие языки. Зин поклонился, и принял книгу из рук владыки – Это буквы древней Агудонны, но слова мне неизвестны.  – Он снова поклонился, и вернул книгу Рейн.

 - Путник! Похоже, только ты можешь читать свою книгу. Читай её! С того места, на котором она открыта.

 - Хмм………….У меня также есть с собой нож-шокер.  Очень простое, и в то же время страшное оружие: Генератор переменного тока огромной мощности, и проводник – лезвие .Два режима: не смертельный(жёлтая кнопка), и смертельный(красная кнопка). Ни в коем случае нельзя использовать смертельный режим ,стоя на земле без обуви, или в мокрой одежде. ……Здесь говорится о мече. Наверняка, эти строки написаны ещё в моём родном мире.

 - О нём………….Объясни точнее: что именно находиться на западе, к чему ты так стремишься? Ты говорил, что ты снаружи, не из этого мира……..Какое отношение к тому, внешнему миру имеет запад?

 - Как же вам объяснить, Великая? Там есть что-то вроде невидимой стены, она зовётся силовым полем………

 - Я не один раз была на западе. Там нет никаких стен. Поля есть, но не силовые. И ни о каких других мирах там не знают.

 - Я знаю только, что эту стену можно разрушить. Прорвать. И, если она падёт прежде, чем я найду ключ…..случится что-то плохое.

 - Что именно? Что именно случится?

 - Я не знаю. – Люсьен потряс книгой – тут не написано.  Но, я помню свои ощущения, и судя по ним – ничего хорошего.

 - Путник…………у тебя глаза смотрят в разные стороны. – Рейн выглядела обеспокоенной.

 - Да, я знаю, Великая. Я очень устал.

 - Зин, сопроводи его к одному из шатров. Охрана не нужна.  Люсьен Калькадо теперь с Шигу.

 

 

11

 

День неизвестный. Я благополучно потерял счёт времени. Второй день с сергалами.

 

Провалов у меня не было с того момента, как я встретил это забавное племя. Я могу вспомнить каждую секунду своего пребывания с Шигу, как они себя величают. Это необычно и ,скорее, приятно. Даёт время подумать. Забавно, но у меня толком то и нет тем для размышлений.  Пожалуй, кроме Шигу. Я всё пытаюсь их оценить по каким-то критериям, но,  кроме физиологических, никакие не приходят в голову. Я совершенно забыл психологические азы, вместе с нормами поведения. Хотя, здесь, где нет ни одного человека, они мне толком и не нужны. Какая разница, что нормально, а что – нет, если окружающий мир живёт по совершенно иным законам? И жил так многие тысячи лет,  и считает свои правила и законы самыми правильными? Хотя, зачем я это всё пишу? Бессмысленная трата времени и бумаги. Умничать с самим собой. Наверное, это привычка – записывать каждую мысль, чтоб не забыть через пару минут. Нужно от неё избавляться.

Утро выдалось холодным и беззвучным. Хотя, не таким уж оно было и беззвучным – кто-то играл на флейте. Похоже, он начал задолго до рассвета, и продолжал играть до того, как все встанут. Люсьен улыбнулся – такой способ пробуждения куда лучше армейского горна.  Кочевники стали подниматься – кто разминался после жёсткого ложа, кто пользовался последними минутами сна, а кто уже прилаживал броню.  Заслушавшийся было молодой сергал(их легко отличить по волнистой шерсти), получив подзатыльник от кого-то из ветеранов,  задвигался куда проворнее.  Люсьен встал уже давно, и потратил утро на очередные записи в книге. За что и заработал улыбку-оскал от Рикка, который то ли был приставлен, то ли сам вызвался присматривать за человеком.

 - Сам не спишь, и другим не даёшь,  зараза бесшёрстная. – тот уже заканчивал прилаживать шлем. – выспался в телеге-то, а я….

 - Ты тоже выспался, идиот!  Причём, на посту! Задремал, сторожа важного плен…..гостя! Если не хочешь, чтобы  об этом узнала Рейн, проводи перекличку! Ты лейтенант, или кто? Кто за тебя будет это делать?

Кард явился не в самом лучшем настроении. После ночного совещания с Рейн, он был невыспавшийся, и  злой.

 - Все в строй! Раг, Кобур – сворачивайте шатёр, я вижу, что вы есть…….Ты,  колдун, тоже выходи! Сейчас свернём лагерь, и двинемся! Живо, живо!

Перед каждым из шатров выстроился ряд солдат.  Старшие проводили перекличку, без всяких списков называя имя каждого.

 - Риг?

 - Я!

 - Сим?

 - Я!

И так далее, до бесконечности.  От наблюдения этого, стандартного во всех мирах,  действа, Люсьена отвлёк Зин – тот самый, кошкоподобный  страж , представитель другого вида.

 - Идём. Будешь шагать во главе колонны. Вместе со мной, рядом с Рейн.

Подготовка заняла меньше получаса.  Все вещи были уложены в рюкзаки, и небольшие телеги. Войско снова готово двигаться.

Впереди, на холме, стояла Рейн.  Броня на теле, глефа в руках.  Указав одним из лезвий направление, владыка исторгла невероятный по силе вой.  У неё зов вышел куда мощнее и глубже, чем те, что Люсьен уже слышал. Из колонны послышались ответы командиров, но этим звукам было не сравниться с зовом владыки – жалкое эхо, не более.

Тысячное войско пришло в движение.  Впереди ещё много лиг пути.

 

 

Обладая высоким ростом, и приличной длинной шага, сергалы задавали почти невозможный темп.  Люсьену, время от времени, приходилось переходить на бег, чтобы не отстать.  По крайней мере, он был не один такой.  Похоже,  Зин,  тоже  имел проблемы с быстрым шагом.  Не  высокому талаксийцу никак не удавалось выбрать правильный темп. Он, то отставал, то вырывался вперёд.  Заметив метания друг друга,  они попытались выработать общий темп.

 - Эй, как там тебя? Зин, да? 

 - Да, меня зовут Зин. Что тебе от меня понадобилось? – напоминающая кошачью, физиономия скривилась -  Трудно идти?  Мне тоже.

 - Трудно, но я не об этом.  Что со мной будет? Доведёте на запад? Или сожрёте по пути.

Люсьен пытался шутить, но собеседник не среагировал на юмор.

 - Тобой заинтересовалась Рейн. Как она решит, так и будет.  Зин немного подумал, прежде, чем продолжать –  Есть у неё какое-то чувство. Насквозь всех видит.  Прокрались , было , в лагерь южане, с покрашенной шерстью….. ни на вид не на ощупь не отличишь. А Рейн раскусила. Она, будто, душу насквозь видит. Все мысли, все тайны……….Было, что она  нашла, солдата, кравшего еду из общих запасов.

 - У него нашли еду в сумке?

 - В желудке.  Рейн его напополам разрубила.

 - У вас серьёзная дисциплина.

 - А то!  Здесь больше тысячи бойцов. Со всех концов континента.  Их нужно держать в подчинении. И, заметь, у нас ещё не было ни одного дезертира!

Кошачья физиономия Зина приобрела на редкость гордое выражение.

 

 

12

 

 

После многих  часов быстрого шага,  через десять лиг, равнина наконец-то закончилась.  Шигу дошли до гор Рибека.  На севере – туман заснеженных вершин.  На востоке – желтизна Солезанской пустыни.  Многие века,  город-крепость, стоящий прямо за ней, обеспечивал южанам безопасность от северных братьев.  Нет, это был не сам Солезан – обитель торговцев, это была Каменистая Отмель. Крепость, построенная ещё во время Агудонны.  Форт, стоящий на единственном проходе к Ровьенгуру – столице южан, которую Рейн намеревалась взять. Взять, любой ценой.

 

Кард ушёл вперёд со своим отрядом – на разведку, и охоту.  Такого понятия, как обувь, Шигу не знали, но она им и не была нужна -  когти обеспечивали хорошее сцепление с дорогой, а густая шерсть и толстая кожа на подошвах ног уберегали от мозолей и порезов.  Хотя,  одна проблема всё-таки была – грязь и лужи сергалы не любили. Они мёрзли. И, идя в своих сапогах по промокшей земле, без вздохов, остановок и поёживания, Люсьен удостаивался множества завистливых взглядов. В частности от Зина,  шедшего рядом.

Рейн появилась из ниоткуда,  что довольно странно для двух с половиной метровой фигуры в позолоченных доспехах.

 - Путник,  скоро будет первая встреча с противником.  Небольшая деревня южан.  Ты говорил, что хорошо обращаешься со своим оружием. У тебя будет шанс доказать это.  Пойдёшь вместе со мной в атаку.

«Это у неё такие шутки?»

 - Пленника пускают в бой, плеч о плеч с командиром? – Люсьен попытался сыронизировать.

 - Ты не пленник. Ты наш союзник. Вдобавок, ты обладаешь  неизвестным у нас оружием. Я хочу увидеть шокер и пистолет в действии.

 - Я мог бы их продемонстрировать прямо здесь, Великая.

 - Одно дело махать мечом в воздухе, совсем другое – фехтовать в бою. Я хочу увидеть их не просто в действии, но на поле боя. – Рейн улыбнулась каким-то своим мыслям.  (Учитывая вытянутую челюсть и обилие зубов, улыбка вышла похожей на оскал.)

 - Люсьен, так ведь тебя зовут? Что ты ешь?

Зин, так и не рискнувший вклиниться в разговор с владыкой, наконец, задал интересующий его вопрос.

 - В каком смысле, что я ем? – Люсьен был ошарашен вопросом.

 - В самом прямом. Они(широкий жест на колонну сергалов) – едят в основном мясо. Иногда,  фрукты и овощи, какие найдут. Но, основная пища – всё-таки мясо. Я привык питаться тем же, что и они, хоть и принадлежу к другому виду.  А что ест твой вид? Надеюсь, не только траву,  хлеб да рис, как агундер, на которых ты довольно сильно похож.

 - Нет, я вполне могу есть мясо……А вы тоже едите хлеб? Люсьен был заинтригован  знакомым словом.

 - Южане едят. Сама я его никогда не пробовала, хоть и видела пару раз.  – Рейн вновь вернулась к разговору -  Нужно будет поискать его в той деревне.  А пока, путник, если тебе не приглянётся мясо, можешь взять  у бойцов Карда фрукты, что те успели собрать.

Зин ткнул  Люсьена локтём, напоминая обращение к владыке.

 - Спасибо, Великая.

Рейн издала вой – команду.  Привал.

 

«Мясом» оказался захваченный в плен южанин.  Ещё совсем парнишка, отошедший от деревни слишком далеко.  Теперь, его снятая кожа сушилась возле одного из шатров.  Плоть  жарилась на костре.  Это была пища для командиров. Остальные довольствовались солониной из бочек, по поводу происхождения которой Люсьена так же терзали сомнения.

 - Великая, извините -  обратился он к Рейн – я не хочу вас оскорбить, но я , пожалуй, предпочту фрукты.

 - Твоя воля, путник.  -  правительница кочевников улыбнулась -  это дело вкуса. Он умер в момент удара. Теперь, это  - просто куча мяса.  Мяса, довольно вкусного и питательного.  Завтра бой, и всем нужно быть готовыми.  Ты уверен, путник, что предпочтёшь фрукты?

 - Уверен, Великая. Есть разумное существо……это не по мне. – Люсьен немного поёжился.

 - Это разумное существо убило бы нас, если бы могло. Но,  мы убили его. И едим сейчас.  Это хороший способ сделать солдат безжалостными к врагу – воспринимать его едой. И этот способ работает, не так ли, путник?

 -  Работает, Великая.  – Ком, подкативший к горлу, не позволял много говорить. От самой  идеи такого приёма, Люсьена выворачивало наизнанку, хотя логика в нём и была.

 - Всё в порядке, Люсьен. Меня тоже не раз вырвало, прежде чем привык.

Зин похлопал Люсьена по плечу.

 

 

13

Через четыре лиги пути, показалась деревня.  Довольно большая – две, или три сотни домов.  Вокруг – вспаханное поле.  Эти признаки цивилизации произвели на Люсьена, доселе видевшего лишь шатры, довольно сильное впечатление. 

«Неужели, здесь есть хоть какая-то цивилизация? Даже если и есть, я выбрал себе неправильных попутчиков. Да…..вместо византийцев, примкнул к монголам…….» От подобных мыслей, Люсьена отвлёк вернувшийся с докладом к Рейн разведчик.

 - Великая, они знают о нашем присутствии.  Часть южан успела уйти. Остальные,  роют рвы и втыкают частоколы. Все – при оружии и броне.  Это может быть проблемой, хотя их и не много – не больше сотни.

 - Они решили дать нам бой?  Как интересно….. – Оранжевые глаза владыки выражали удивление -  Они думают, что нацепив броню прадедов, и взяв наспех сделанные копья, смогут нас остановить?  Забавно -  они ведь даже не смогут нанести нам ощутимых потерь.  Разложить осадный лагерь!  Выставить охранение, и окружить укрепление врага. 

 

Войско  двинулось.   Через несколько минут, поселение было окружено.  Южан заставили  рассредоточить  силы,  растянуть на всю длину укреплений.

Вой. Хотя, нет, не вой – боевой клич.   Но, не все сергалы ринулись в бой – одна треть, или меньше. Они все ринулись в одну точку, где южан было больше всего. Те, сгруппировались, пытаясь отбить наступление, и открыли фланги.

Теперь, на них обрушилась вся мощь Шигу.

Окружённые, смятые, не имеющие ни единого шанса, южане всё- же не сдавались. Раздался боевой клич:

 - Реоно!!! За Солезан!!!

Северяне ответили:

 - Шигу!!!

 

Ад и кровь.

Люсьен шёл  чуть позади Рейн…….А Рейн шла в первых рядах.  Двух с лишком метровая фигура в позолоченных доспехах была заметной. Даже слишком – защитники, бросив свои позиции, кинулись на владыку кочевников. О чём, они даже не успели пожалеть.

Удар, разворот, блок, толчок, отвод ,удар, удар, разворот, удар…… Это был даже не бой – танец. Танец смерти -  длинные лезвия глефы легко проходили через одежду и немудрёный доспех.  Но южане не сдавались – они целенаправленно прорубались к Рейн, чтобы лечь в вихре клинков. Но, они не думали о своей смерти – они хотели убить лидера врага.  Люсьену даже не пришлось воевать самому – он просто смотрел на вращающуюся  в танце смерти,  долговязую фигуру.

Щелчок.  Стрела хрустнула об шлем Рейн, не причинив особого вреда. Но, выстрел был поразительно метким – на сантиметр ниже, и…….

Второй щелчок. Теперь, стрела срикошетила о нагрудник. Сама владыка  была занята тремя южанами, навалившимися одновременно, и не могла отойти в укрытие.

Люсьен увидел стрелка – тот стоял на одной из крыш, и целился из лука. Никаких мыслей – просто действие.

Люсьен поднял пистолет, и , переведя предохранитель в смертельный режим, выстрелил.

Вспышка, хлопок.  Несмотря на расстояние,  цель  поражена. Судя по брызгам крови – смертельно.

 - Молодец,  путник!  - Рейн  кивнула в сторону крыши.

 -   Всегда готов. – лицо Люсьена исказила мрачная усмешка.  «Раз уж начал, то закончу. Пошёл в бой на их стороне, на их стороне и буду воевать».

Обороняющиеся стали быстро сдавать позиции, отступая под натиском Шигу.  Рейн, отсоединилась от основных сил, и , вместе с небольшими группками, пошла зачищать дома.

 - Куда ты идёшь? – От удивления, Люсьен пропустил правильное обращение.

 - Увидишь, путник.

Низенький дом, из лепленной глины, украшенный какими-то цветами. Дверь заперта, но Рейн просто выбила её ногой. Внутри,  царило спокойствие и прохлада. Простая деревянная мебель,   посуда из цветной глины……Люсьена вновь охватили сомнения – правильную ли он выбрал дорогу? Продолжать путь с кочевниками, или убить Рейн сейчас, когда они одни, и пойти дальше одному? «Кочевое племя, деструктивный образ жизни……»

И вновь, он прогнал эти мысли.  Пускай, из простого любопытства, но  она не убила его, даже, когда Люсьен поверг её в схватке.  «Забавно. Я не убил её, она не убила меня, и я теперь к ней привязался.» Тем временем, внимательно осмотрев прихожую, Рейн прошла к небольшому  платяному шкафчику, вделанному прямо в стену.

Перехватив оружие в левую руку, правой она стала шарить внутри, выбрасывая ненужные вещи.

Куртка из грубой кожи, вышитая рубаха,  какое-то платье…..

«Почти человеческие вещи. Как странно, я ещё не видел их ни в чём, кроме брони.  Вот и удивляюсь повседневной одежде……»

Мысль Люсьена была прервана тонким писком.

Рейн держала за шкирку, спрятанное среди одежды дитя.  Почти точная миниатюрная копия взрослого, разве что с большой головой, и короткими лапами.  Короткая, песочная шерсть малыша свивалась в тонкие кучери. Совсем ещё младенец.

- Что ты с ним будешь делать?

 - Убью.

Лучше бы Люсьен не спрашивал. Волны сомнений вновь накатили.  И снова, Люсьен их прогнал. « Я уже выбрал этот путь. А, раз выбрал, то иди до конца»

 

Защитников уже согнали на главную площадь деревни.  Битва закончилась – окружённые со всех сторон врагом,  южане не имели ни единого шанса.

Теперь, они просто ждали, когда противник нападёт, чтобы забрать с собой в могилу как можно больше ненавистных северян.

Заметив издалека высокую фигуру Рейн, Реоно крепче сжали в руках оружие.  Все они слышали рассказы о ней. Все думали, что это лишь сказки.

Видя, что враг не хочет здаваться,  Рейн подняла  беззащитное дитя над головой.

В рядах осаждённых началось роптание и шёпот.  Концы копий и мечей задрожали. Но, раздался чей-то крик:

 - Отпусти его, тварь!!!

Кто-то вырвался вперёд. Наверное, родитель малыша……

 - Я не отпущу его.  Его жизнь полностью в моей власти, как и ваши.  Сложите оружие, и  вы умрёте быстро.

 - Отпусти его, убей меня!

 - Вы умрёте вдвоём.

Рейн встряхнула дитя, заставляя его заплакать.

  - Реоно! Убьём тварь, и ляжем с ней в одну могилу!  Смерть!!!

Кто-то из толпы, метнул копьё. Снаряд, со свистом преодолев разделявшие метателя, и мишень, сто метров, попал точно в цель. В нагрудник  Рейн. Раздался хруст – сломалось древко. Броня выдержала удар,  но владыка, выпустив ребёнка, растянулась на земле.

 - Смерть твари!!!

 - Смерть!!!

 - Держать строй!!!  Не пускать их!!!

 С боевым кличем, все оставшиеся в живых  реоно,  ринулись в атаку.  Не ожидавшие подобного напора шигу,  несмотря на усилия командиров, не смогли сдержать строй,  и пропустили волну атакующих  к их цели.

 Рейн пытается подняться,  к ней бегут семь или восемь врагов.  Остальных задержали перегруппировавшиеся северяне, но  ненадолго.   

 «Убьют. У неё нет ни единого шанса.  Даже не дадут подняться на ноги.»  Вот он, момент истины – позволить южанам убить Рейн, и спокойно уйти? Или спасти её?

Люсьен выбрал  второе. 

Первым он застрелил бегущего впереди южанина с алебардой. Его товарищ с вилами ненадолго пережил друга. Третьим  лёг солдат с кистенем. Щелчок. На пистолете загорелась красная лампа – перегрев. Но, стрелять уже и не нужно было – Рейн успела встать, и вполне могла справиться сама. Однако, теперь южане заметили  странное бесхвостое существо, испускающее молнии, и бросились на Люсьена.

 -  Это он их убил! Это колдун! Убейте его!!!

«Самому бы теперь выжить.»

Замахивающийся мотыгой  здоровяк с отсутствующим кончиком хвоста, получил тычок шокером в живот. Лезвие  легко прошло кожаный дублет, а заряд сделал всё остальное.

Избежав незавидной участи быть насаженным на пику, Люсьен рубанул её обладателя по рукам, и обернулся к следующему противнику.

Их оказалось сразу трое.  Все вооружены длинными и узкими загнутыми саблями.  На куски порубят.

 - Смерть приспешникам твари!!! 

 -  Обойдётесь!!!

Люсьен воткнул шокер в землю, и зажал красную кнопку.

Неловко подпрыгнув,  все  в радиусе нескольких метров, беззвучно упали. Распластавшись на земле,  они  увеличили разницу потенциалов, и были довольно быстро убиты. Кроме одного.

 - Почему ты ей помогаешь? Зачем ты спас кровавую тварь?

 - Она лежала на земле. Беззащитная.

 - Духи луны дали тебе оружие, а ты с ней заодно.  Ты с ней……

 - Ты ранен. Я помогу. Люсьен попробовал осмотреть опалённый бок южанина, но тот схватил его за руку.

 - Даже, если я выживу, меня убьют потом.  Лучше добей  меня сейчас, колдун. Я не хочу быть зажаренным заживо. Я… - парень начал задыхаться – Вот тебе и не пришлось меня добивать….

Он замер.

Подоспели шигу, снова беря южан в окружение. Не желая участвовать в дальнейшем избиении, Люсьен пошёл искать спасённую им владыку.

Та расправлялась с последними, из прорвавшихся к ней бойцов.

 - Вы хотели со мной драться!?

Один из южан оказался наколот на длинное лезвие глефы.

 - Так деритесь же! Вы не способны убить меня даже вчетвером!

Высвободив оружие, кочевница подрубила ноги второму, и быстрым движением, снесла голову.

 - Ну же!

Бросившись на вихрь клинков, пали последние двое – один был разрублен напополам, а другой лишился хвоста, оставшегося в  левой руке Рейн, и был добит на земле.

 - Победа!!! Шигу!!! – воскликнула она, подняв страшный трофей над головой.

 - Шигу и Рейн!!! – Ответили северяне, расправившиеся с  врагом.

Люсьен ничего не ответил. Идя среди трупов, он нашёл то, что искал.

То самое дитя. Увы, маленький сергал был мёртв.  На него просто наступили, не заметив в битве.

 - Путник! Люсьен, ты спас мою жизнь!  Почему ты это сделал?

Рейн уже была рядом с ним.  Просто стояла,  даже не выпустив из рук оторванный хвост южанина.

 -  Я не мог оставить вас в беде. Они бы разорвали вас на части, не дав даже встать на ноги.

 - Ты говоришь, как Зин, путник. – Рейн расхохоталась -   Спасибо тебе.

В оранжевых глазах промелькнула…….благодарность? Уважение? Или, Люсьену просто почудилось?

Но, теплая искра исчезла почти сразу (если и была вообще).

 - Идём, путник. Поможешь разобраться с мясом.

 - Извините, Великая, но я лучше воздержусь от помощи.

Процесс сваливания тел в огромные кучи,  для последующих разделки и приготовления,  не вызывал у Люсьена особого энтузиазма.

 

14

 

В деревне было около трёхсот жителей, по подсчётам Люсьена. Сейчас, же, не осталось ни одного. Те, кому посчастливилось пасть в битве, сейчас жарились на кострах, и солились в бочках. Те, кому повезло куда меньше – спокойно сидели в надстроенных над телегами клетках. Со временем, их ждала та же участь. Глядя на одну из таких клеток, Люсьен думал  о  том, что ещё недавно, в такой же телеге ехал он, связанный, хотя и не предназначенный в пищу.

 - Эй! Путник!  На фруктах долго не протянешь! Даже южане, и те мясо едят! Присоединяйся к нам. Садись к костру.

Предложение поступило от кого-то из командиров. Он был весь седой, практически белый от времени, но говорил чётко и ясно, без хрипотцы.

 - Чего же ты ждёшь? Рейн хочет тебя видеть. Хотя, она и сказала, что настаивать не надо. Не хочешь – не иди. Но учитывай – потом, от солонины может плохо стать. А дичью с тобой никто делиться не будет. – Кард повторил предложение.

 Подумав, что ничего плохого не будет, Люсьен сел у костра.  Жарящаяся на решётках и металлических шпажках еда, выглядело как совершенно обычное мясо, и ничем не напоминала тех разумных существ, которыми она когда то была.

Люсьен попробовал один из «шашлыков».  Мясо, как мясо.  Похоже, даже чем-то приправленное, учитывая пряный вкус, и небольшую остроту. Вполне себе вкусно.

 - Ха! У колдуна есть боевой дух! Даже некоторые шигу,  из своей мягкотелости не могут сразу есть мясо! А он -  вон, как хряцает! Аж за ушами трещит!

 - Колдун! Путник! Садись к нам! Расскажешь про своё оружие!

 - Рассказывай, давай! Я собственными глазами видел, как ты восьмерых уложил! Как  воткнул меч в землю, так они и скопытились! Без единого звука! Были живые, а стали мёртвые! И ноги им обожгло!

 - Восьмерым ноги обожгло! И никаких других ран! Я смотрел!

 - А тому лучнику голову, будто молотом разбило! Огромным, невидимым молотом!  Ты встал, поднял своё оружие, навёл на него, а потом – БАХ! Жёлтая молния, и нет у него головы! Расплющило! Всмятку!

 - А как ты тому копейщику обе руки отрубил! Обошёл наконечник, подпустил его ближе, и РРРАЗ! Обе руки отнял! Одним ударом! И кости, кольчугу разрезал!

 В один миг Люсьен оказался в центре внимания.  Скорее, даже восхищения.  Сергалы  в красках описывали каждый его шаг, и просили объяснить , как именно он сделал то или иное движение.

 - А как ты тому здоровяку грудь проткнул! Даже я так не умею!

Но, поток восхищения был довольно быстро прерван.

 - Люсьен очень устал сегодня. Он спас мне жизнь, рискуя своей. Он потратил очень много сил в битве с южанами. Не нужно сейчас его расспрашивать.  Я уверена, он ответит на эти вопросы потом.

 - Верно, Великая.

Вояки сильно приуныли. Никто не мог сказать ни единого слова поперёк Рейн.

 - Но, может, у него самого есть вопросы, на которые, он давно хотел получить ответ, но не мог спросить?

 - Да, Великая, у меня есть вопрос. – Люсьен отложил в сторону опустевшую шпажку, и посмотрел на Рейн – С чего началась эта война?  Что стало поводом для неё?

Разговоры вокруг костра мгновенно затихли.  Сергалы, со смесью ужаса и благоговения, уставились на свою владыку. Похоже, Люсьен задал не самый правильный вопрос.

Но, к удивлению солдат, Рей улыбнулась.

 - Этот вопрос считается неприличным. Даже, оскорбительным, поддающим сомнению  разум командира, отправившего свой отряд в бой. Но, тем не менее, не существует ни одного шигу, который бы рано или поздно не задавался этим вопросом.   Я задалась им в самом детстве, когда едва пережила один из очищающих походов объединённой армии южан и агундер. Мой дед, пряча меня в  пещере, рассказал тогда одну очень интересную историю, которую я помню до сих пор. Она объясняет почти всё.

Затихли не только сидевшие за одним костром с Рейн.  За соседними – тоже.  С дальних, прослышав, что есть шанс узнать настоящее объяснение, а не рявканье командиров, собрались целые толпы.

Тишину нарушало только потрескивание костра.

 

 

- Очень давно, до начала времён,  многие боги обитали среди пустоты. Было их по числу звёзд на небе. Боги решили создать миры, по одному на каждого. И разбежались по пустоте,  каждый зажигая себе звезду.

Солнце зажёг молодой Вилос.  Не было тогда ни камня, ни воды, ни жизни, ни смерти – только тепло солнца. И решил, молодой бог, что солнца мало для мира.  Он создал живых существ, наделив их бессмертием и силой. Тлакса,  Агуна,  Невра, и Сергала.  Четырёх братьев, одинаковых внешне и в душе.

И говорил он с ними многие тысячи лет, пока не зародилась в их сердцах зависть к златоглазому богу. Они не хотели быть одинаковыми. Они не хотели быть зависимыми от него. Сговорившись, четыре брата набросились на Вилоса, с четырёх сторон.  Тлакс, забрал у него умение, ловкость и острое зрение, став быстрым талаксийцем. Агун взял у него сердце, став могучим агундером, живущим века. Невр взял крылья бога, и его разум, став  неврианцем.  А сергал забрал меч. Он стал силён, ловок и быстр. Он стал воином. Но, осознав, что обладает теперь силой, сергал замахнулся на братьев,  желая забрать их доли, и самому стать богом.  Но не умер ещё молодой Вилос. Видя, что его сыновей ждёт страшная смерть от руки одного из них, он отдал единственное, что у него оставалось – душу.

И закричал тогда сергал, разрываясь напополам.  Родились в его крике два сына – Шигу и Реоно.  Каждый -  с мечом, и в броне. И сказал тогда Вилос, умирая – быть вам врагами вовек.  Рвать вам плоть друг друга, ибо вы выбрали меч. И закричали тогда Шигу и Реоно, набросившись  друг на друга, и убили они бога – Вилоса.

Плоть его стала землёю. Кость его стала камнем.  Волосы стали ветром, а кровь – водой. Последнее дыхание Вилоса стало жизнью малой – деревьями, травой, зверьём и птицами. Приютил Вилос после своей смерти своих сыновей. Агун поселился на востоке, Невр – на западе. Тлакс выбрал леса срединных земель, Шигу поселился на севере, а Реоно – на юге.  Но не будут знать сергалы покоя, пока живы их братья.  Лишь, оставшись одни, Шигу или Реоно, станут едины.  До того, их клыки будут хотеть крови. Их мечи будут скрещиваться в бою, ибо и Шигу и Реоно – прокляты Вилосом, своим отцом. Чтобы не лить кровь других братьев, обречены они лить свою. Пока один не погибнет.

Ещё мой дед говорил, что душа бога, ещё не мертва. Что она разделена на три части.  Что три живых существа, наделённые его душой, всегда бродят по миру. Он называл их «ключами». И, называл меня одной из них.

Говорил, что когда три станут одним,  проклятье закончиться.

 

Может, это и правда. Может – и нет, ведь в войну сергалов то и дело встревают то талаксийцы, то агундер. Сейчас, встряли неврианцы.  Одно ясно – шигу и реоно,  как ненавидели, так и продолжают ненавидеть друг друга. Это – проклятие.  Остановимся мы – они убьют нас.  Вот мы и не останавливаемся.  Остановка – смерть.

Люсьен вздрогнул,  услышав из её уст свои же мысли. «Остановка – смерть. Вот они и не останавливаются. И я не останавливаюсь. Бежать, рубить, прорываться, убивать, чтобы не быть убитым. Пожалуй, это – действительно проклятие».  Сергалы по одному стали разбредаться, в полголоса обсуждая услышанное.

 - Я ответила на твой вопрос, путник? Ты говорил о каком-то ключе, и это напомнило мне эту историю. «Когда три станут единым, проклятье закончится.»  - так дед и говорил.  Ты ищешь тот самый ключ? Соединение трёх?

 - Может быть. Я уже ни в чём не уверен.

 - Никто и никогда ни в чём не уверен, путник.  Сейчас позднее время.  Воспользуйся шансом выспаться и отдохнуть дольше обычного.  Завтра в полдень выходим.

 

Люсьен лёг у костра, и стал слушать разговоры – это помогало уснуть. Кочевники разделились на два лагеря – на тех, что обдумывали историю, и на тех, что восхищались его сегодняшними подвигами. Перед тем, как окончательно уснуть, он услышал обрывок фразы  Рейн.

 - Всё-таки, нужно поискать этот хлеб. Во мне горит любопытство – а вдруг, южане нашли хороший, лёгкий в хранении источник пищи? Это поможет нам двигаться быстрее……

Люсьен закрыл глаза.

Ему снова приснился тот самый сон, про скованную во тьме малышку……

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

 

На этом месте, оригинальный рассказ прерывается.  Дальнейшая история  принадлежит уже моему перу.

 

 

 

На этот раз, шёл дождь. Настоящий ливень.  Вода лилась с небес сплошным потоком, будто из ведра. Была ночь, прерываемая частыми молниями.  Обветшалые стены не защищали от ледяного ветра, и тот прорывался сквозь щели, внутрь.  Дверь была плотно прикрыта, но Люсьен уже знал, что она не заперта. Фонаря с ним не было, но глаза парня привыкли к темноте.  Выдохнув, он вошёл внутрь, держа шокер наизготовку.

Внутри снова было то существо. Хотя, Люсьен уже знал, кто это. Рейн. Но, не  Рейн - кровавая владыка Шигу, а другая – совсем ещё дитя.  Странно, но она выглядела лучше, чем тогда.  Нога была цела. Шерсть была не такой свалявшейся.  И, она была не одна.  В помещении, было ещё одно существо. Расплывчатое, нечёткое, будто сотканное из темноты.  Маленькая Рейн, не могла оторвать взгляда от этой твари. Взгляда, не гневного, не злобного, а непонимающего. Она, будто, не могла понять, почему это существо причиняет ей боль.   Почему?

А тварь, тем временем, тянула к малышке когти.  И так было ясно, что должно случиться в следующий момент.  Неминуемая смерть. 

В последний миг, дитя дёрнулось. Вместо того, чтобы разодрать горло, когти скользнули по шее, оставляя рваные раны.  Зарычав, темнота схватила малышку за ногу, калеча плоть.  Крик боли, громкий, пронзительный, заставил Люсьена проснуться.

Притушенный костёр, стоящий рядом шатёр…..только вот крик не прекратился.  Он шёл из шатра Рейн.

Сориентировавшись и выхватив оружие, Люсьен побежал туда.  Стража, стоящего у входа, он просто оглушил,  ударив эфесом по голове.

Владыка Шигу, Кровавая Рейн, сейчас лежала на спине, посреди разбросанных одеял и подушек, заходясь криком.  Служанки-альбиносы, сжались в углу шатра, боясь подойти к пребывающей в беспамятстве повелительнице.  Снаружи, послышались частые шаги – кто-то бежал на крик.  Не теряя ни секунды на раздумья, Люсьен сделал первое, что пришло в голову – схватив со столика кувшин с водой, вылил его содержимое на владыку.  Это помогло – она проснулась.  Открыла глаза.  Глаза затравленного зверя.  Той самой малышки……

Но, Рейн быстро пришла в себя. Взгляд обрёл твёрдость, душа – спокойствие.

 - Люсьен. Ты говорил мне, что не являешься колдуном. Ты нагло соврал. Соврал, и явился в мой сон. Ты был там. Ты видел меня….какой, меня никто не должен видеть.  Молчи об это, даже, если кто-то спросит, колдун!

В оранжевых глазах появилась угроза.  Даже, нагая и промокшая, Рейн буквально излучала опасность.

 - Я беру с тебя слово, что ты никому, и никогда об этом не расскажешь, колдун! Иначе, я убью тебя. Спасибо, что разбудил. Теперь, иди. А вам здесь, чего нужно!?

Владыка переместила взгляд на прибежавших солдат.

 - Мы прибежали на ваш крик! Мы думали, что с вами что-то случилось!

 -  Со мной  случился ночной кошмар. Поблагодарите колдуна, что он разбудил меня.  Хотя…. – Рейн брезгливо пригладила мокрую шерсть – он мог бы выбрать и более приемлемый способ. Не так ли, Люсьен?

 - Вы правы, Великая.

 - Вот и славно. А теперь, идите.  Мне нужно привести себя в порядок.

Приказной тон не оставлял сомнений.

 

Выйдя наружу, Люсьен встретил уже знакомого ему кошкоподобного воина -  Зина. Тот, поманил человека пальцем.

 - Иди сюда, колдун.  Нужно кое о чём поговорить.

Обычно, ловкий и быстрый, Зин выглядел теперь почти на свой возраст – он был уже не молод.

 - Я слышал ваш разговор – ты разделил с ней сон. Плохо. Очень плохо. Никому не говори…….

 - Чёрт бы вас всех побрал! Я даже не понял, что именно я видел!  Видел маленькую Рейн,  скованную в чёртовом сарае! Видел какого-то демона, пытавшегося её убить! Я не имею никакого понятия, что это всё значит! Проснувшись, я услышал вопль, и побежал на помощь! Потом, просто разбудил её, вылив кувшин воды на голову!

Люсьен начинал злиться. От всей этой мистической чепухи, у него уже шла кругом голова.

 - Не кричи, колдун. Я понимаю твоё замешательство. Понимаю твой гнев.  Просто, никому об этом не говори.

 - Я не должен никому говорить о чём именно? Что именно я должен держать в тайне? Что это была за тварь!?

Вздохнув,  Зин покачал головой.

- Этот сон уже сниться ей не в первый раз

 

 

Вилоса Красный Эпизод сергал

♥ 5
Send link to Twitter
Send to Facebook
Similar posts
Comments
Information

you cannot leave comments.