11.05.2016, 23:53

Стая. Выстрел

Ночь… Она таит много легенд и мифов. Одни страшны, другие прекрасны; многие забыты, другие до сих пор хранятся в памяти.

Это легенда о нас, Охотниках. Мы были созданы всевышним, как и Посланники – для защиты людского рода от зла… но о нас забыли.
ОН создал нас по образу и подобию человека. ОН дал нам силу, скорость, разум и полвека жизни.
И – ответы.
Ответы без вопросов.
Ответы на всё…


Голос Старика успокаивал. По-летнему тёплый и по-ночному спокойный ветерок веял сном и негой. Даже шумные машины в это время не тревожили.
Город Спал.
В такие моменты и жди беды…
- часто в жизни всё решают мгновения. Порой даже одного взгляда хватает. Именно за мгновения происходят коренные переломы в судьбах…
Старик любил порассуждать на тему судьбы. Его хлебом не корми, дай выговориться. Даже вовремя обхода.
Стариком моего наставника прозвали за снежно – белые, похожие на седые волосы. До 27 он ходил в «белых», сменил трёх напарников, начал размышлять о судьбе. Некоторое время его называли «белым философом», но это прозвище к нему не приклеилось – стал стариком. Сейчас ему 34. тяжёлая у нас, Стражей, участь.
Сегодняшний монолог о мгновениях я уже несколько раз слышал, ничего нового он пока что не предвещал. Я достал эмпэтришник и задумался. Хотелось чего – нибудь лёгкого, для души… так, лирика в папке №1. У меня вообще вся музыка разбита по настроениям – лёгкая, потяжелее и тяжмет.
Я оглянулся
Ни души. Литейный пустовал.
В ушах заиграла «Звезда» группы Чёрный Кузнец. Гениальная была группа, жалко что распалась.
Я снова огляделся.
Литейный и пронзающая его улица имени Чайковского были пусты и безжизненны. Тогда отчего неспокойно на душе? Другими словами, почему нет щекотящего ножом шею чувства опасности, ясно говорящего – поблизости враг?

«Хэй, моя звезда,
Богиня Огня, ты вела
Меня сквозь царство льда,
Но сердцем была холодна,
Как сияние сна!
А я пылал во тьме,
Я сам стал ночною звездой!
Но ты оставалась немой,
Небесная смерть, оставь меня!
Хэй, моя звезда!»

Старик пихнул меня в плечо. Я поднял вопросительный взгляд – напарник молча указал вперёд.
Неопределённое тяжёлое чувство достигло апогея. Я дёрнул провод от наушников и вперил взгляд вперёд, внутренне приготовившись к рывку.
До Невы оставалось метров сто, улица пуста, дома тревоги не внушают, мост… Я так и подскочил – мост был весь окутан плотной пеленой тумана, столбом поднимавшегося до самого неба – и как я раньше не заметил?!
И самое странное – в десятке метров от моста туман резко, как стена, сходил на нет…
Старик снова указал вперёд, чуть левее столба тумана и спросил шепотом: «Чуешь?».
Я покачал головой.
У меня крайне плохо развита экстрасенсорика – способность предчувствовать и предугадывать события за несколько секунд или минут.
- что – то будет ,– прошептал напарник.
- враг?
Старик мотнул головой и нахмурился. Значит – сам не разобрался.
Внезапно в метрах сорока от нас со шпалерной на литейный свернул человек в плаще. Я снова дёрнулся.
Мы оба вглядывались в эту очертания человека, когда тот обернулся.
У меня вдоль хребта пробежал холодок,  в глазах помутилось.
Сквозь меня смотрел Ужас.
Расплывчато – туманистая фигура.
Враг.
Всё встало на свой места. Зрение и слух болезненно обострились, мышцы переполнились энергией. Мысли стали холодными, чёткими и острыми.
Я рванулся с места. Вдогонку мне пронёсся окрик:
- стрелой!
Стрела – основная тактика боя: наиболее опытный напарник издали атакует нечисть мыследействием, наименее опытный пытается «взять на серебро».
нечто, тем временем, тоже не стояло на месте – резвее меня неизвестный бросился к реке.
- плащ!
Я сорвал с себя маскирующий «дамасский» плащ и рванул из поясных ножен внушительных размеров серебряный нож, мимо меня тут же протянулся луч яркого света и полоснул по фигуре – кусок плаща неизвестного опустился на асфальт, как бритвой отрезанный.
Сверкнула бесшумная молния – никакого эффекта.
Раздался громкий хлопок, вокруг призрака взметнулась пыль, остатки балахона сорвало напрочь – туманная фигура не обратила на это ни малейшего внимания.
Громко «ззыкнуло»,  в глазах на мгновения помутилось – ноль реакции.
Туманному призраку оставалось до реки всего ничего, мне до него – десяток метров, пара секунд – и его не догнать, а Старик всё медлил.
Призрак перебежал мостовую набережной, взмахнул на перила и прыгнул в реку за мгновение до того, как оказался в зоне досягаемости, мой нож попусту прочертил воздух белой полосой.
Я перегнулся через перила: туман начинал рассеиваться, вода под мостом кипела но, кажется, уже утихала.
- хрена, сука… ушел. – пробормотал я.
Сзади раздался топот, подбежал Старик и тоже глянул через перила.
- почему ты не ударил штормом!?
- тебя бы задело. – ответил напарник.
- не сахарный, небось, не растаял бы. А этот… ушел. – буркнул я.
- да и фиг с ним…
- ага, про химеру так же скажешь!
- раз ушел, то до следующей ночи не появится, я уверен. А у нас ещё обход. Я утром загляну к начальству – это нечто явно заслуживает их внимания. - Старик отвернулся от перил и задумчиво посмотрел на мост…


…А вечером я сидел у себя дома и разглядывал «дамасский» плащ. Мне никогда не надоедает это занятие. Светло- и тёмно-серые с бурым оттенком слои-линии переливаются и змеятся, заставляя смотреть куда-нибудь в сторону, белый лист в комнате из белых листов привлекает больше внимания, чем это творение. И название ему дано метко – «дамасский», «булатный» - действительно похоже на узор знаменитой стали.
Этот плащ, по сути, обычный кусок ткани, хранящий эгрего, «след мысли», «пассивное статическое мыследействие, направленное на отведение взгляда».
Де-факто, заклинание отвода глаз.
Иногда просто незаменимая вещь…
Наш обход длился с часу до шести ночи, поэтому в полпервого я был уже на месте, сгорая от любопытства. Через пару минут подошел Старик.
 - ну что? какие новости?
 - до крайности необычные. На данный момент держимся теории о том, что вчера мы видели языческое божество. Есть такая легенда: во время строительства литейного строители столкнули в реку мешавший им алтарный камень красного цвета, с тех пор в полнолуние мост окутывается туманом, вода под ним закипает, а случайные прохожие, переходящие мост, исчезают.
А вчера были найдены мёртвыми двое патрульных, что обходили набережную. Убиты. И никаких следов.
 - хрнасе…- У меня по спине пробежал холодок.
- вот-вот. Поэтому мне велели воспользоваться этим.- напарник снял с плеча незамеченную мной раньше лямку и показал мне…
Сначала этот чёрный параллелепипед длиной около метра, высотой в локоть и с ладонь длиной показался мне огромным кирпичом. Присмотревшись, я заметил что «кирпич» покрыт какими-то узорами.
- э-э-э… что это?
- арбалет Стратега. Он божился, что нашел его на раскопках какого-то древнего города. Так это или нет – не знаю, но то, что он застрелил из этого нескольких языческих псевдобожеств – это факт. Обычное оружие и мыследействия их не берут.- Старик что-то сделал – и «кирпич» раскрылся: отскочили дуги – плечи, скрывавшие рукоять, показалась тетива; то, что я раньше принял за узоры, оказалось множеством щелей, через которые теперь просвечивало сложное механическое нутро. Теперь артефакт и правда стал похож на футуристичного вида арбалет.
- ого. Но разве Заповедь не запрещает арбалеты?
- наш враг – не демон.- Старик сложил самострел обратно в кирпич.
Заповедь, или, как в Европе, Кодекс – это наше всё. Заповедь, говоря современным языком, свод законов, по которым мы живём: истреблять повсюду нечисть, защищать людей…
Не использовать метательное оружие. Только ближний бой и мыследействия. Впрочем, редко когда противника возможно поразить «материальным» оружием. В основном мы, простые «инквизиторы», боремся с фантомами и духами, слабейшими из пришельцев мира иного – из демонов.
- пошли чтоли…-после паузы предложил я.
- уж не думаешь ли ты, что Архангелы ограничились арбалетом? Наивный…
- о чём это ты?- спросил я, слегка обидевшись на «наивного», но в ответ получил лишь веление ждать.
Что ж, ждать так ждать.
Я вытащил из кармана плеер и задумался. «Не ограничились самострелом». Подкрепление, значит, направят. Интересно – кого? Мелочь типа нас со Стариком с места на место не перебрасывают.
Я привычно оглядел освещённую рыжими фонарями улицу. Люблю такие места – дальше от центра, меньше людей, сбивающих мысли. И главное – нету этих глаз, чужих душ, мыслей, желаний. Нет этих глаз, в которых – миражи за миражами, суета, слепость, безразличие…
Что вы – люди?

«Мы легли на дно, мы зажгли огни,
Во вселенной только мы одни…»

Да. Город – дно.
Дно, куда стекаются грехи и пороки, душевный холод, жажда власти, денег и превосходства - материального.
Яма, куда стекаются люди.
Что вы – люди? Зачем вы?
Я горько усмехнулся. Постоянно ловлю себя на том, что отказываюсь верить в бессмысленность существования. Ведь это – смерть. Наивный…

«Всё так сложно, всё так просто –
Мы вошли в открытый космос…»

Старик толкнул меня плечом, ткнул пальцем в конец длинной улицы и провёл ладонью, как бы предлагая варианты. Я наугад указал на третий перекрёсток. Напарник кивнул – мол, запомнил.
Вскоре из третьего перекрёстка слева действительно вывернули две фигуры. Я сразу понял, что это и есть наше подкрепление – они пошли прямо к нам, одетым, между прочим, в «булатные» плащи. Не хило для начала.
Я торопливо обмотал наушники вокруг плеера и сунул последнего обратно во внутренний карман куртки.
Когда они подошли чуть ближе, я понял, что не ошибся: первый незнакомец шагал твёрдо и как-то напряженно – от него за сотню метров веяло силой и жестокостью – но вместе с тем, беззвучно – охотник, и явно не новичок. Второй на фоне охотника выглядел будто мельче и… старее, что ли? Но «кровью пахло» и от него – движения так же по хищному мягкие и плавные, шаги беззвучны, глаза смотрят чуть насмешливо… Он смотрел мне в глаза. Я с трудом поборол желание отвернуться.
Двое подошли к нам. Первым представился охотник:
- Рок, охотник.
Имя шло, как всегда – лёгкая кольчужка до пояса стянута кожаной курткой, из-за левого плеча – слегка изогнутая рукоять, на поясе – два коротких кинжала. Всё лицо в шрамах, в глазах – затаённый до поры, холодный и жестокий огонь. В каждом движении – поступь рока.
- Ворон- хриплый, чуть ироничный голос.- Архинквизитор.
Ого даже как!
Я внимательно осмотрел старшего инквизитора: жёсткие чёрный волосы, лет сорок, не больше. Три шрама – как от когтей – справа на шее.
Человеку такого ранения не пережить.
Плотная прочная кожанка, на поясе простой проволочный жезл и длинный стилет.
- Старик, инквизитор.
- безымянный. Можно просто Виктор.
- рад знакомству.- хрипло-ироничный голос Ворона пробирал до костей. Рок ограничился кивком.– Ну, показывайте вашего язычника! Да, и балахоны можете скинуть – людей на пути не будет.

- Ворон, вы с Роком давно напарники?
Мы с Вороном шли по тёмной длинной и узкой кишке – улице, Старик и Рок шли по параллельной.
Инквизитор бросил на меня короткий изучающий взгляд.
- мы не напарники. Рок – одиночка.
- почему тогда к нам перевели именно вас?
- не доверяешь?
- хочу знать, к кому поворачиваюсь спиной.
Ворон усмехнулся.
- потому что мы – мастера, очень кстати оказавшиеся без дела.
- и только?
- ну, кроме того мы сами вызвались. Мне интересно, что это за существо и насколько оно опасно, Рок говорил, что хочет получить знания и опыт на тот случай, если окажется с подобной тварью один на один.
Я хмыкнул. Интересный народ, не сидится им на месте.
Тишина и покой... Я поднял взгляд к небу и попытался разглядеть звёзды. Небо было абсолютно безоблачным, но я смог разглядеть всего три – четыре маленькие искорки да огромную полную луну.
- скажи, а почему Рок оказался в запасе?
- он недавно из рейда. Неделю назад на полтергейста втроём ходили. Ему там рёбра переломало. Ему ещё неделю отлёживаться, а он, мятежный, ищет бури. Охотники – они живучие.
Покой и тишина. Я снова вперил взгляд в небо, тщетно пытаясь разглядеть звёзды. Не глядя достал из кармана наушники, включил плеер.
И закрыл глаза.
Не так уж это и сложно – ориентироваться в пространстве, не полагаясь на зрение.
Поворот… поворот… ещё один…
Владимирский.
Я открыл глаза – ни души вокруг, только Ворон беззвучно существует в нескольких шагах позади.
Тёплый летний ветерок шевельнул край тонкой кожаной куртки, сбросив её с рукояти серебряного боевого ножа, дохнул в лицо мёртвым воздухом города…
Я застегнул куртку. Ветер показался дыханием смерти, по коже поползли мурашки. Я судорожно вдохнул и шагнул назад – перед глазами мелькнуло лицо, сотканное из тумана, воплощение Ужаса.
Я выругал в девять этажей увиденное и всё с ним связанное. Стало легче.
- что? Что случилось?
- приглючилось…- и я посмотрел на свои руки, трясущиеся как у алкаша.
- хм…- Ворон внимательно на меня посмотрел.
- остаточное это… воздействие…- я закрыл глаза и заставил организм успокоиться, замедляя сердце и выравнивая дыхание.
- тебя бы экзорцировать.- я открыл глаза и поймал ехидный взгляд Ворона, но прежде чем я успел ему ответить, сзади послышались знакомые шаги – к нам подошли Старик и Рок.
- явились – не запылились… ладно, поехали. Рок, Витек, идите по Литейному, у вас на пути пост – дом 27, третий этаж. Мы со Стариком пойдём вдоль Фонтанки. Пошли!
Ворон и Старик свернули в какой-то переулок слева, я и Рок, переглянувшись, пошли прямо посередине широкого Владимирского проспекта.
Пока мы шли, я постоянно поглядывал на Рока: совершенно бесшумные шаги – даже одежда не шуршит!, плавность каждого движения. Казалось – он как призрак, тает в воздухе. Про охотников известно далеко не всё – они не любят о себе рассказывать. Они знамениты тем, что в бою стоят десятка обычных инквизиторов, могут выжить там, где, кажется, невозможно выжить; они не стареют, регенерация у них очень быстрая – лёгкие переломы заживают за пару дней; они быстрее, сильнее, ловчее и выносливее не только людей, но и инквизиторов.
Но за силу всегда есть плата. В их случае платой является продолжительность жизни: 35 лет – предел. Хотя при их образе жизни далеко не все доживают до тридцати: постоянные рейды – как одиночные, так и в кампании инквизиторов, еженедельная угроза смерти… им достаются самые опасные демоны – химеры, кракены, тёмные ангелы…
Всё лучше, чем нудная жизнь рядовых инквизиторов.

…Мы с Роком остановились почти одновременно, словно споткнувшись.
- штырит,- прошептал я, оглядываясь.
- налево во двор, потом снова налево. Третий этаж, квартира 57. Только без шума. Я через окно.
Кивнув в знак согласия, я поспешил к указанной подворотне. Дверь оказалась стальной, на кодовом замке. Не церемонясь и не тратя силы на мыследействия, я дёрнул на себя ручку двери – магнитный замок не выдержал. Я взлетел по лестнице, перепрыгивая по четыре ступеньки, и остановился перед дверью в 57-ю квартиру.
Сердце учащённо билось – в давящей тишине стук казался довольно громким. Я накрыл ладонью замочную скважину и шевельнул пальцами – под моей ладонью тихо и отчётливо щёлкнуло два раза. Я потянул дверь на себя и осторожно вошел в комнату.
Длинный и узкий коридор, дверь направо, дверь налево. В конце коридора, очевидно, дверь на кухню – её за собой закрывал сейчас Рок.
Он огляделся, потом показал пальцем на себя и на дверь слева, на меня – на середину коридора.
Ага. Рубай, батя, а мы на шухере постоим.
…Рок вышел почти сразу, плотно притворив дверь, покачал головой. Я внезапно понял, что не услышал ни шороха одежды, ни шагов Рока – он ходил словно кошка по ковру.
- Спят…
Назойливое ощущение близкого врага не отпускало, квартира устроена крестом. Две из трёх комнат мы проверили.
Я взглянул на Рока – тот кивнул.
Я с силой толкнул дверь и вскинул руку, готовясь шарахнуть кого-нибудь молнией…
К сожалению – или к счастью – в комнате оказался только фантом. Безликая, с длинными конечностями, двухметровая объёмная тень, сидевшая в углу обняв колени, отчётливо выделялась на тёмном фоне.
Эссенция страхов и кошмаров, фантом медленно поднялся и протянул руку в нашу сторону, от злобой. Тень шагнула, напор страха усилился, как ветер – фантом пытался прогнать нас, он догадался, зачем мы пришли.
Однако, и мы не лыком шиты – неощутимый ветер размазался по воображаемому щиту – кокону, а из вскинутой в отвращающем жесте руки вырвался такой же вообразимый луч света – фантом пошатнулся. Точно получив сильный удар в грудь. Рок махнул рукой, и тень растаяла.
- не понимаю я, почему люди не вызывают церковников в таких случаях? – тихо сказал я.
- они не видят фантомов.- Рок обходил комнату в поисках «дыры» - они почти всегда есть в местах появления нечисти; из «дыр», де-факто – «дыр в ад», они и лезут. Если не закрыть дырку, из неё будут лезть зло и энергия, и в результате через неделю получим фантома или что похуже.
- но чувствуют ведь?
- люди привыкли не доверять своим чувствам…- Рок вынул небольшой серебряный крестик и положил в угол комнаты, противоположный облюбованному фантомом.
Я примерно знаю, как закрываются дыры: энергия, мысль закрывающего направляется в серебряный амулет, положенный в середину дыры. Амулет особым образом распределяет энергию и закрывает дырку.
Рок встал и убрал амулет.
- готово. Пошли.
Я вышел на лестничную площадку, на ходу достал плеер, Рок закрыл дверь в квартиру.
Мы продолжили обход.

«Волки уходят в небеса,
Горят холодные глаза,
Приказа верить в чудеса
Не поступало…»

Мост снова окутан туманом.

«Спиной
К ветру, но всё же
Вырваться может
Чья-то душа…»

Мы тонем в трясине. В зыбучих песках миражей. Они давят и затягивают…Не отпускают…
Мы совсем как люди…
- Рок!- я обмотал наушниками плеер сунул всё в карман. Сердце снова забилось быстрее. Я закрыл глаза и глубоко вдохнул, замедляя пульс и обостряя все чувства. Снова накатило тяжелое как свинец ощущение грозовой тучи, зависшей над головой. Как вчера.- Он близко.
Я открыл глаза и огляделся. Рок оскалился. Из под – моста тонкими нитями тёк вверх туман.
У меня по спине пробежал холодок. Что-то во мне начинает прогибаться.
- пойдём-ка к посту – сказал Рок. – Дождёмся Ворона. А потом поохотимся.

Окна наблюдательного поста – квартиры на третьем этаже углового здания ничем не отличались от других окон. Разве что, может быть, какой-то пустотой.
У меня закружилась голова; я без сил прислонился к стене здания и представил себя защищённым сплетённым из света непроницаемом коконе – стало немного легче.
- эй, брат, ты чего? – Рок заволновался.
Я мрачно усмехнулся, подозревая, что будет дальше.
Наверху, в пустой квартире, раздался глухой звук – с таким падает на пол что-нибудь тяжелое и аморфное, например мешок картошки.
Или человеческое тело.
Зрение и слух обострились, накатила долгожданная волна силы. Вот теперь я готов. Но на долго ли меня хватит?
Дверь была рядом. Простая сталедеревянная дверь со сломанным замком.
а вот и дверь…
Я птицей взлетел на третий этаж, чувствуя, что ещё немного – и напор чужой и тёмной воли меня совершенно сломает.
а вот и дверь.
дверь в преисподнюю…
Я с размаху ударил ногой в дверь – наградой мне стал только глухой звук.
Я сконцентрировался и толкнул ладонью сразу ставший упругим как пружина воздух – дверь с грохотом разлетелась в щепки. В облаке пыли я шагнул квартиру.
Туманный призрак стоял посередине широкой комнаты. Изодранный балахон лохмотьями спадал на пол, один из двух инквизиторов, назначенных на пост, бился в конвульсиях неподалёку от призрака – вот что я увидел, войдя в комнату.
Я вскинул руку, призывая очищающий огонь, но Враг меня опередил: по мановению его руки мир дёрнулся, и я ударился спиной о дверной косяк, да так, что сбил дыхание. Силясь вдохнуть, я еле успел уйти кувырком от второго взмаха и, напрягая все силы, выбросил вперёд руку. С моей ладони сорвался ярко-желтый язычок огня и призрак, вспыхнув, словно бензином облитый, попятился, но, справившись с замешательством, шагнул вперед, за его спиной развернулись тёмные крылья, и пламя, без того не причинявшее призраку видимого вреда, стало гаснуть.
Перестав подпитывать собственными силами бесполезное мыследействие, я потянулся рукой к серебряному ножу, пытаясь подняться и всё ещё задыхаясь. Враг сделал ещё один шаг вперёд, и я застыл, парализованный Ужасом. Я уже внутренне готовился к смерти, как…
Крепкий стеклопакет разбился абсолютно бесшумно, осколки на мгновение словно зависли в воздухе. Мелькнула тень, и из груди призрака с хрустом вышел конец узкого и длинного, слегка изогнутого клинка. Пара секунд – и призрак растаял, расплылся туманом. Рок вернул меч в ножны.
Я поднялся, держась за стену, и глубоко вдохнул.
- живой?- сочувственно спросил Рок, скользнув по мне безразличным взглядом.
Я кивнул в ответ.
- а он сбежал…

Лунный свет, у всех народов издревле почитавшийся символом мёртвых, проникал через разбитое окно, перебивая неяркий здесь мертвенно-рыжий свет уличных фонарей, придавая таинственный блеск лежащим на полу осколкам стекла.
Рок взмахом руки собрал из обломков посередине комнаты разбитый в пылу битвы стол, Старик отряхнул от пыли стул и приставил его к свежесобранному столу. Ворон, сделавший это чуть раньше, облокотился на стол. Я сидел, прислонившись спиной к стене, и, создав между ладоней язычок очищающего огня, пытался закрутить его в вихрь – миниатюрное подобие ещё неподвластного мне огненного шторма.
Рок только что закончил короткий отчёт о стычке с призраком, закурил.
- этот язычник подозрительно похож на высшего.- Ворон вздохнул и продолжил.- Святой огонь, может, и не причиняет ему вреда, зато явно неприятен. Серебро он не любит. Дважды появился – и убил – около Литейного моста, примерно в одно время. Проблема в том, что все язычники – разные, я не могу точно определить, кто наш враг. С другой стороны, - Он достал из-под стола арбалет – кирпич.- Эта штука достаточно мощна, чтобы завалить высшего демона.
- это будет нарушением заповеди.- Я опустил руки – огонь всё никак не хотел завихряться. Зато хоть не обжигает уже.
- а что тебе важнее – убить высшего или держаться заповеди? Тем более, ты даже не знаешь точно кто он.
- и что же ты предлагаешь?
- если враг появится – мы знаем где и когда, знаем как защититься. И можем убить. Я предлагаю строить засаду…

Я посмотрел на часы. Пол второго. Пора собираться.
Плотно приладив на теле кожаную рейдовку – не куртку даже, а скорее доспех со множеством ремней и ремешков, позволяющих носить на себе внушительный боезапас, я начал собирать оружие. Длинный боевой нож из серебра – на пояс сзади, рукоятью вниз. Кистень на полуметровом плетёном кожаном ремешке – в ящик, я им всё равно не пользуюсь. Вот и всё.
Молча позавидовав Року, у которого наверняка целая комната оружием увешана, я вышел из квартиры.
Плеер не взял – сегодня будет явно не до него.
Оказавшись на улице, первым делом посмотрел на небо – погода как и вчера: ни облаков, ни звёзд, только начинающая убывать луна…
Свернув на Литейный, посмотрел на мост – чисто. Да и рано ещё для призрака. Вздохнув – ночной воздух был как всегда свеж – я свернул к посту. К моему удивлению, ещё вчера выбитое окно было в полном порядке, даже занавески висели. Подниматься в квартиру не пришлось – Старик, Рок и Ворон ждали меня у двери. Спокойно перейдя «в неположенном месте» дорогу (благо, ни людей, ни машин в это время сегодня не было – или постарался кто?), я поздоровался со всеми и снова бросил взгляд на мост – всё спокойно.
- Работаем тихо, любое мыследействие – сигнал к атаке. Я и Рок – на набережной, Старик, Виктор – стерегите Невский, если побежит в вашу сторону – постарайтесь загнать к мосту. Поехали!
Я развернулся на сто восемьдесят градусов и зашагал прочь от моста, оглядываясь каждые несколько секунд. Насколько я понял, затуманенный мост – признак приближения призрака.
Старик шагал следом…
…Я остановился, пройдя не более трёх десятков метров. Какая-то мысль настойчиво долбила в запертые ворота сознания, какой-то факт, который мы упустили… Стоп.
Я посмотрел на мост – ничего. Не то.
Огляделся вокруг – всё спокойно. Не то.
Посмотрел наверх – стены, убывающая луна… Убывающая? Кажется, в легенде Старика говорилось что-то про полнолуние? Все язычники связаны с природой, наш враг – высший!
Опять, в третий раз накатила неясная тревога. Я стремительно обернулся – время словно замедлилось в два раза – волна тумана, неестественная, растущая из ниоткуда, нависла над Стариком.
не успеть…
Туман окутал напарника и потянулся ко мне.
слишком поздно…
Напрягая до боли мышцы, я «зачерпнул воздух» над головой растопыренными пальцами левой руки и, обгоняя туман, направил ладонь вниз. В асфальт под ногами ударила струя ярко-желтого пламени. Огонь растёкся по асфальту двухметровым пятном – я успел вовремя, туман растёкся вокруг огня. Уровень тумана поднялся – я поднял пламя. Очищающий огонь не причинит вреда призвавшему его – я спокойно стоял посередине ярко пылающего костра. Силы таяли очень быстро, но я должен был продержаться до того как подойдут Рок и Ворон.
И всё же я вытащил нож.
бесполезно…
Не достать… жаль, не взял кистень…
Туман начал меняться – передо мной вырос туманный бугор, начал принимать очертания человека – оформилась голова, появилась шевелящаяся впадина, напоминающая рот… А потом туман начал отступать, утекать к мосту.
- чщёрт!- Враг явно засёк Ворона и Рока. Я сам их почувствовал – во мне наконец-то открылось подобие экстрасенсорики. Я отпустил пламя и побежал вслед за утекающим туманом. Я понял события, чувствовал их: высший защищён от любого восприятия, кроме моего, самострел у Ворона, он не успеет среагировать…
Время замедлилось в десятки раз. Туман просочился сквозь решетку, я, отставший на два шага, запрыгнул сверху. За секунду до этого Рок вырвал из рук Ворона арбалет и бросил вперёд. Под мостом пятиметровая в диаметре воронка была готова поглотить раскрывшего крылья туманного демона.
В это мгновение я чувствовал всё, видел в мельчайших деталях… Ускорение свободного падения слишком медленное – не успеваю выбросить нож… Левой рукой не глядя обхватил рукоять самострела… Тёплая… Надрывая мышцы, направил арбалет на демона, прицелился… Движение слишком резкое – равновесие потеряно… Нельзя тянуть…
Иногда в жизни всё решает одно движение, один взгляд, одна мысль.
Но кто начнёт это движение, кто бросит взгляд?
У кого мысль не просто мелькнёт?
Кто?
Кто осмелится?
Каждый из вас…
…Выстрел.

Стая Выстрел

♥ 5
Send link to Twitter
Send to Facebook
Similar posts
Comments
Information

Members of Гости cannot leave comments.