13.05.2016, 18:05

Стая. Охота на Волка. III. Подготовка к охоте

Отскок – вдох. Выровнять дыхание, замедлить сердце, провидеть следующий удар. И снова в бой – блокировка движений противника, контрудар… Не достал. А жаль.

Зал был довольно просторным, через огромные окна заливал холодный утренний свет. Рок двигался плавно и бесшумно, его взгляд, казалось, был направлен в пустоту и не способен ничего заметить, но на малейшее моё движение Рок реагировал мгновенно и точно.
Прекрасно, как он отреагирует на это…
Быстрый и сильный, но слишком заметный прямой удар левой – Рок подался назад. Отлично.
Мгновенное движение ног и опасный рубящий удар с разворота правой рукой – Рок исчезает из поля зрения. Ускользание за спину. Идеально.
Быстрое круговое движение другой ногой, разворот, продолжение рубящего удара в противоположную сторону вниз – Рок пытается выйти из боя кувырком, у него нет другого выхода. Совершенно.
Рок выходит из кувырка, разворачивается, пытаясь достигнуть равновесия.
Выпад, левая рука выбрасывается вперёд. Рок не успевает ничего сделать – радиус действия этого удара более двух метров, скорость очень высокая, но есть один минус – нельзя бить кулаком, можно повредить запястье. Ладонь врезается в грудь Рока. Противник, не успевший обрести равновесие, отлетает назад. Плохо. Очень плохо.
Рок успевает очень быстро развернуться и затормозить. Бросается вперёд – теперь не успеваю отреагировать я.
Пытаюсь отступить – и не успеваю. Противник уже совсем близко, он совершает короткое движение – и мир вокруг стремительно переворачивается… Я чувствую, как из моих лёгких вырывается воздух – ещё до встречи с землёй… Рейдовка смягчает удар, но всё равно приятного мало.
Я лежу на земле, пытаясь успокоить сердце и вернуть в лёгкие воздух. Правая рука плотно прижата к холодному полу рукой Рока, левая – его коленом к груди. Кулак Рока завис над горлом. Шах и мат. Как всегда.
Рок встал – я перевернулся и сел. Какое это счастье – дышать! И как жалко, что я промазал. Мог ведь победить, мог ведь!
Из окна был виден кусочек высокого бледно-синего неба с редкими перистыми облаками. Ворон, скрестив руки на груди, стоял прямо под небом.
- А ведь этот удар был нацелен в солнечное сплетение? Хороший приём – только меткости не хватило!
Я глубоко вздохнул и поднялся. 
Все вопросы я успел задать Ворону ещё до рассвета, и на многие даже получил ответ. Само собой, никакого заговора Ворон составлять не собирался. Его интересовала только судьба его друга и соратника, охотника по имени Тень, Темного Ангела, да тайны, которые тот успел открыть. И конечно же могущественные архангелы ни за что не согласятся просто так преподнести архинквизитору всю информацию на тарелочке с золотой каёмочкой.
Это похоже на шахматы: нужно умудриться загнать в угол семь ферзей, играя только слоном и двумя ладьями. Однако, похоже Ворон знает, как получить в этой игре преимущество.
Во всяком случае, мне он ничего не сказал. Хоть я и согласился ему помогать…
Старая дверь громко хлопнула за спиной. Холод сразу ухватил за нос, заставил слезиться глаза, и вдобавок дыхнул ледяным ветром.
Мороз и солнце, да, Александр Сергеевич?
После того памятного рейда температура упала градуса на четыре, и от такого мороза тонкая осенняя куртка уже не спасала. А толстенные куртки – пингвинки я терпеть не могу.
И прекрасно.
Я, порывшись в карманах, вытащил артефакт – маленькую, подвешенную на цепочку стальную сферу-клетку. Сфера была так искусно выкована, что казалась обращённым в металл дымом, сквозь завитки которого виднелся закреплённый в центре сферы тёмно-синий, поблёскивающий металлом маленький шарик.
Амулет – телогрейка, как и все работы Мастера, был произведением искусства. Ещё вчера я зашел за ним к Мастеру, давно уже слышал, что у него есть нечто подобное. Слухи лучше любой рекламы…
Сосредоточившись, я запустил процесс расщепления ядра амулета. Прелесть этой вещицы в том, что радиоактивного материала в центре амулета хватит на несколько десятилетий, сам артефакт не фонит и тепла, выделяемого им, вполне достаточно, чтобы не чувствовать холода даже в самый крепкий мороз.
А снег под ногами почему-то не тает.
Позади скрипнула, а потом громко хлопнула дверь. Я, накинув цепочку на шею и спрятав амулет под куртку, обернулся. Рок в своей всегдашней кожанке поверх кольчужки, словно не чувствуя холода, зато на архинквизиторе был утеплённый «булатный» балахон.
- Куда теперь, Ворон?- Холода, конечно, не было, но и тепло тоже отсутствовало. Так, плюс  пять – десять.
- У меня конторка неподалёку. Там всё есть, что нужно. Туда и двинем…

Конторка оказалась слабоосвещённым и извилистым чердаком старого пятиэтажного здания. Вдоль стен стояли стеллажи с какими-то ящиками, делая и без того узкий коридор совсем непроходимым. Однако, продравшись сквозь чертуногосломательный коридор, я увидел небольшую комнатку со столом посередине. На столе лежала старая тряпичная холстина почти стёртым изображением европейской части Руси двенадцатого века, видимо, являвшаяся скатертью. Вокруг стола стояли те же стеллажи, как бы образуя рабочий кабинет.
Однако ящики на этих полках, закрытые тканью, были уже не такими пыльными. Отогнув край Германии на одном из ящиков, я заглянул внутрь – и присвистнул от удивления. Ящик был до середины заполнен серебряными кинжалами! Приподняв Польшу над соседним ящиком, я усмехнулся. Чайник.
Ворон, шурша складками одежды, прошел в дальний конец кабинета и, просунув руку между полок, чем-то защёлкал.
- Опять перегорела…- Архинквизитор с досадой посмотрел наверх. Проследив за его взглядом, я заметил свисающую с потолка стеклянную грушу.
- Нет проблем, щас зажгу.- Я осторожно залез на ветхий стол, выкрутил лампочку и спрятал её в ладонях.- Святой свет на страже вашего освещения!
Между моих ладоней – посередине лампы – ярко засияло, играя лучами, маленькое солнце. Вкрутив солнечную грушу на место, я повёл рекой, замыкая цепь. Готово. Теперь мыследействие питает электричество, а не мои собственные резервы.
- Хм-м, святая звезда. Оригинально.- Ворон, вздохнув, снял со стоявшего рядом ящика карту Австралии.- Поставь-ка это…
Ворон протянул мне тонкий серебряный штатив в локоть высотой, испещренный изящными узорами, видимо, выполнявшими помимо эстетической ещё и функцию рёбер жёсткости.
Мастера работа, зуб даю.
К штативу прибавились: карта Питера размера А4, довольно точно изображённая поверх шелка и овальный опал с ноготь размером с ноготь. Оправа и цепочка опала были выполнены в одном стиле с штативом.
Ворон, прибавив на стол ещё пару потрепанных тетрадок, сел за единственный стул, расставил треногу и закрепил в верхней её части цепочку опала так, что от камня до стола было около дюйма.
Внезапно со стороны входа послышалось шкрябанье и тихий треск. Я мгновенно развернулся и выхватил нож. Ворон остался сидеть, лишь нахмурил брови.
- Рок?
- Иду уже.
Я, выдохнув, убрал нож на место. Острая, почти рефлекторная реакция на малейшие признаки опасности не раз уже спасала мне жизнь. И, надеюсь, спасёт…
Рок, весь в пыли, бесшумно вошел в кабинет. В руках он нёс по стулу.
- Вот. Второго целого там не было, этот мне пришлось собрать,- Он протянул старый деревянный стул.
- Итак, все в сборе.- Он положил карту поверх стола, на неё поставил штатив с опалом, толкнул камень. Подвеска начала описывать над картой ровные круги, едва не касаясь серебряных распорок.- Приступим. До волчьего полнолуния три дня. И за это время мы должны проработать и отработать все варианты событий. Для начала – тактика боя.
- Тактика? Ворон, с двумя охотниками и архинквизитором никакая тактика вообще не нужна! Мы с Роком просто накормим его серебром, а ты сожжёшь штормом. Или ещё чем-нибудь. Тупо? Тупо. Но безотказно!
- Это я и имел в виду, говоря слово «тактика». Хорошо. Проблема не так сложна, чтобы не решить её наскоком. А ты что думаешь, Рок?
- Я думаю, что Волк прав…

Я вздохнул и расстегнул куртку. Вот я и дома.
Солнце, медленно падая за дома, заливало город глубоким и чистым янтарным светом. Ворон полдня продержал нас в своей конторке, планируя предстоящую охоту на оборотня – зато всё было высчитано до мелочей.
Скинув обувь, я подобрал с пола увесистый мешок и понёс его в дальнюю комнату. В пакете было два десятка метательных ножей и пара длинных кинжалов из запасов Ворона.
Раньше я никогда не задумывался, куда девается неповреждённая экипировка погибших инквизиторов. Оказывается – распределяется между архинквизиторами, которые, в свою очередь, снабжают ею новичков. Однако, за последнее десятилетие число новопосвящённых упало и оружие стало скапливаться.
За десять лет архинквизиторства Ворон забил оружием и бронёй семь «конторок». Он даже пытался отдать излишки Мастеру – но тот наотрез отказался принимать типовые вещи даже на переплавку.
Естественно я не мог упустить такой шанс обогатить свой арсенал…

Стая Охота Волка Подготовка охоте

♥ 4
Send link to Twitter
Send to Facebook
Similar posts
Comments
Information

you cannot leave comments.