13.05.2016, 18:05

Стая. Охота на Волка. IV. Охотник Волк

… Холодное зимнее солнце осторожно запустило тонкий лучик в комнату. На удивление хорошая погода – туч нет, гул машин тих и редок. Я зевнул и затянул последний ремешок рейдовки, накинул поверх неё осеннюю куртку и вышел из квартиры. Спустился по лестнице и, затеплив талисман, вышел через распахнутую дверь на улицу.

Свернув в узкий проулок, я вышел на улицу пошире, полюднее и помашиннее. Свежая утренняя соль под ногами тихонько похрупывала, ярко-холодное солнце сверкало в сосульках, свисающих с крыш. Мимо, кивнув, прошли двое инквизиторов в булатниках. Одинокий старичок под семьдесят прошаркал, постукивая палкой, вдоль стоявших у края проезжей части машин. Прямо посередине деловито прошагал, посвёркивая очками в металлической оправе и глянцевым дипломатом, какой-то офисный работник. Бомж с лицом, похожим на оплывший свечной воск, да и весь как куча грязных тёмно-цветных тряпок, сидел у покрытых плиткой ступенек, прямо под пыльно-зелёной пластиковой вывеской «Продукты». В магазин, улыбаясь друг другу, зашла молодая пара. Проревел мимо длинный, забрызганный снизу грязью, грузовик. Шедшая вдоль стены грязно-белая кошка даже не подумала поднять от земли на неприятный шум свой безразлично-усталый взгляд.
Я с тихим вздохом свернул к стене грязно-желтого дома и опустился на колено прямо перед кошкой. Та остановилась, подняла на меня задумчивый с затаённым безразличием, пронзительно-синий взгляд. Не надо было гадать, чтобы увидеть, что она не ела долгое время. Она не страдала, почти ничего не чувствовала. Она просто шла.
Я снял тонкую кожаную перчатку и протянул руку. Кошка обнюхала раскрытую ладонь и, зажмурившись, лизнула пальцы. Пахнет, наверное…Я просунул руку в карман. Кошка уселась, глядя мне в глаза с надеждой, притушенной задумчивым безразличием.
На свет показалась завёрнутая в пакет, ещё тёплая сосиска – остаток завтрака. Как знал ведь… Страдальщица всё ещё смотрела мне в глаза – с надеждой и удивлением. Я осторожно – чтобы не пробить наст – положил сосиску на снег, натянул перчатку и пошел дальше.
Живи…
Скрипнула дверь – и я вошел в полутёмный коридор, кивнул охраннику и свернул вправо, где за дверью начиналась недлинная лестница вверх. На том конце лестницы я открыл ещё одну дверь вправо – и оказался в просторном спортивном зале. К длинной и высокой стене слева были приколочены узкие доски разной длины – оставшийся ещё с советских времён тренажер для спелеотуризма. Огромные окна на стене прямо предо мной были защищены сварной решеткой из толстой арматуры, стена справа от меня вся – сверху до низу – представляла собой разлохмаченный стенд для метаний ножей. На высоте семи метров, от одной стены к другой, тянулись круглые балки, расстояние от балок до потолка вполне позволяло на них стоять в полный рост – только забраться туда было довольно проблематично.
Повесив на крючок рядом с дверью свою куртку, я мигом забрался по спелео-стенке и ступил на балку, которая тянулась недалеко от входа. Когда-то давно я с трудом удерживал равновесие на таком бревне, однако сейчас я быстро и спокойно, ни разу не остановившись дошел до середины и застыл, закрыв глаза и расправив руки. Сконцентрировал всё внимание на кончиках пальцев, потом сосредоточился на всех доносившихся звуках, затем на биении сердца, и наконец – на окружавшем меня мире.
Шорох газеты охранника, мышиное шуршание.
Глубже…
Стук их сердец.
Шире…
Биение сердец ещё двадцати трёх человек в соседнем доме.
Слишком широко. Уже и глубже…
Сердцебиение исчезает, остаётся только твёрдое знание их присутствия. Я точно знаю, какое движение они сейчас делают – охранник и мышь.
Время исчезает. Я не знаю, сколько уже прошло – секунда, минута, час?
Внезапно что-то изменяется. Я чувствую ещё чьи-то движения, знакомые шаги. Я точно знаю, что его шаги нельзя услышать, хотя и не могу воспринимать сейчас никакие звуки.
Он проходит мимо охранника, сворачивает, открывает дверь.
Сейчас, сейчас…
Поднимается по лестнице… Открывает дверь… Сейчас!
Не чувствуя тела, не воспринимая звуков и с закрытыми глазами, я отклонился назад. Появилось ещё одно движущееся тело – моё собственное. Извернувшись в воздухе и погасив большую часть инерции, я приземлился прямо перед открывшейся дверью – на одно колено уперев в пол кулак. И рывком вернулся на обычный уровень восприятия.
Сразу вспыхнули болью ушибленное колено и разбитый кулак. Охнув, я опрокинулся на спину и схватился за колено. И тут же отставил в сторону руку, чтобы не запачкать рейдовку медленно капавшей кровью. Казалось, колено просто разорвано на части.
- И что это было?
- Спуск по системе «g», ох-х…
- Опыта в эмпатии тебе не хватает, потому и «ж».
- Не та «ж», девять целых и восемь десятых, а-ах…
- Ладно, перестань изображать футболиста и приведи себя в порядок. Дел по горло.- И рок прошел мимо меня в зал.
- Сейчас…
Я осторожно сел, вытянув ушибленную ногу и внимательно рассмотрел руку. Полный хардкор.
Сконцентрировавшись, я привёл в действие мысль. Ряд образов, мыслей, всплеск силы – и раны затягиваются. Гораздо лучше было бы просто механически срастить сосуды и вернуть на место кожу… Но долго и сложно. Хорошо, что у меня есть таланты с исцелению.
Я пошевелил пальцами. Прекрасно, но лучше пока руку поберечь. Теперь колено…
С коленом всё оказалось сложнее. Пришлось примитивно соединить все крупные сосуды и срастить их на молекулярном уровне. А вот как убрать отёк, я не знал.
Ладно, время вылечит.
Время вообще всех вылечит…
Я, задержав дыхание, встал, походил. Вроде всё в порядке.
- Ну, готов?
- Готов.
- Тогда приступаем.
- А Ворона ждать не будем?
- Он не придёт. В центре какие-то осложнения с поисковой системой, всех архинквизиторов вызвали.
- Ну ладно.- Я скрестил указательный и средний пальцы.- Тогда приступим…

Тренировку мы с Роком закончили только под вечер, хотя и старались не изматывать себя перед ночной охотой. Алая кровь солнца, упавшего за острые пики питерских крыш, уже успела почернеть, и город освещали своим мертвенным светом только уличные фонари.
Наша маленькая стая загодя условилась встретиться у меня на квартире в девять часов вечера, поэтому мы с Роком решили дождаться Ворона там.
Отомкнув мыследействием дверь квартиры, я вошел в темноту и, подсвечивая себе Очищающим огнём на ладони, щёлкнул хитроумно спрятанным выключателем. Разулся. Рок за спиной закрыл дверь – щелчок замка эхом разнёсся по беззвучной лестнице.
Этот звук навевал тоску, было в нём что-то жуткое, неестественное.
Отогнав дурные мысли, я расстегнул рейдовку и повесил на стул. Куртка была полностью заряжена боекомплектом – рёбра прикрывали небольшие метательные ножи, на груди – лёгкие стальные с серебряным покрытием пластины, на спине снизу, рукоятями вниз были закреплены два кинжала. Над правым плечом возвышалась рукоять изогнутого меча, ременная петля «кристалла» закреплена на правом предплечье. Вся спина защищена такими же пластинами, на узких рукавах, рукоятью к запястью была ещё одна пара коротких и бритвенно – острых ножей. В добавок ко всему этому, на прочных кожаных штанах были закреплены с внешней стороны наголенные и набедренные ножны. Всё это, разумеется, не стесняло движений и не издавало никаких звуков, хотя и весило порядком.
Рок был экипирован ненамного легче.
Небо было морионово-чистым, из окошка даже видна была одна звезда.
Часы показывали далеко за девять, когда на старой бетонной лестнице эхом раздались незнакомые взволнованно-торопливые шаги. Кто-то остановился перед дверью, помедлил пару секунд, словно задумавшись, а потом забарабанил в дверь.
Мы с Роком удивлённо переглянулись. Я пожал плечами и собрался было пойти-посмотреть, в чём дело, как замок неожиданно щёлкнул и дверь распахнулась. В комнату ворвался молодой чистильщик, из тех, что встречали нас у теневого подвала неделю назад. Совершенно офигев от такой наглости, я застыл, так и не успев встать со стула. Рок молча наблюдал.
Инквизитор взволнованно смотрел на нас и, видимо, пытался что-то сказать, но никак не мог отдышаться после стремительного подъёма на седьмой этаж. Я пришел в себя первым.
- Ч… Что за нафиг?!
- Химера!

Стая Охота Волка Охотник Волк

♥ 4
Send link to Twitter
Send to Facebook
Similar posts
Comments
Information

you cannot leave comments.